Саша Сашнева «Стихиатрия»

100 стихов

Саша Сашнева

СТИХИАТРИЯ

КАФЕ НА ПЕРЕЛОМЕ ЭПОХ
Мы сидели в кафе, ждали,
когда нам принесут цинандали
Из коллекции дорогих вин,
И шашлык на двоих один.

Размышляли, что мы не так сделали,
Где тот чертов пробел,
Который привел нас к разрухе?
Когда мы пустили змею в ухо?

И глаза были сУхи, и тепло в ладонях,
И нам казалось, что печаль не догонит.
Не родился тот, та не родилась,
Что могли бы потушить нашу страсть.

Безразличие так легко давалось,
Пока мы вместе смеялись
Это наши, и только наши шутки.
И часы отсчитывали минутки.

Маятник Фуко — был такой когда-то.
И никто в этом не виноват был.
И мышление наше магическое —
Нам давался легко принцип суперпозиции.

С высоты крыш
Мы видели композицию
Протяженностью лет в сто.
И не существует полиции,
В которой пришьют к делу то,
О чем ты молчишь.

А потом мы вышли из кафе и расстались,
И на Кадетской линии снег таял.
И мечты наши таяли, и мы таяли…
И серому небу было так плохо,
И нас тошнило от перемены эпохи.
(сашасашнева, 2017)

 

КЛОУНЕССА

Она закончила школу
И пошла в клоуны,
Потому что ей всегда было грустно,
И она устала от этого чувства.
Ей захотелось смеха —
16 тонн смеха на гора —
Чтобы это была работа,
А не игра.
И она пошла в клоуны —
Закончила цирковое.
Подруги хватались за голову —
Ты же девочка. Что ж такое?
А она стала клоуном
И была счастлива,
Потому что с ней вместе
Все смеялись.
И она жила этим смехом
Даже ночами.
Этот смех заглушал
Отчаяние.
Скрипка, книга стихов,
Две помятых фотки —
Школьная любовь
И отец в пилотке.

***
Панцири улиток хрустят под ногами,
Как звезды, погасшие до твоего рождения,
У вечности нет снисхождения,
И я ловлю текучее время,
Холодное время,
Которое льется
Тугими хлыстами
Хлещет
Из жерла колонки,
Помнишь? Мы пили воду
В июльской жаре.
А потом обливались прямо в одежде —
И тогда мы не знали, конечно,
Что все изменяется —
Не только тело, не только темы
Для споров, но даже время —
Оно прорастает спорами —
Спорим? — в мыслях,
Что снятся утром
В дреме предпробуждения —
Тянутся серебристыми
Нитями, что невидимы —
Но и в твоей голове,
И в моей, И в дальней галактике
Есть что-то общее —
Звонкая нота. Внезапная звонкая нота —
Шорох ветра по стеклянной поверхности,
Шорох мысли по краю бархана,
Звон воображаемого стеклянного
Шара….
И тысячи тысяч вечностей —
Рождаются вместе с первым
Утренним твоим вдохом,
Вскипают морями,
Вспыхивают пожарами.

***
Люди любят котов,
Потому что коты умеют любовь.
Они рады мурчать,
Они запрыгнут в кровать.
Они не грызут мозги,
Потому что они коты.

***
она умела любовь и больше ничего не умела
писала записки, оставляла
их на замерзшем стекле трамвая,
он возвращался с работы и читал их…

а когда приходил домой, она пела
в ванной, и он слышал ее пение
и входил — свежий, обветренный — к ней
прямо в одежде и там ронял на пол…

свитер, ремень…. он всегда забывал тапки.

она нюхала его морозную щеку
она щурилась — так глаза щекотало
его озорным взглядом.
и он обнимал ее осторожно или сильно..
и она задыхалась…

мыло, шампунь, зубная щетка —
все валилось из рук ее, и она, как кошка,
становилась гибкою лентой,
годы шли незаметно…
так и жизнь пролетела.
и она ничего в ней не сделала,
кроме сотен записок,пирожков, борщей,
чистых простыней,
поцелуев,
двух детей…

она ничего не умела, только — любовь,
но если бы ей предложили, она прожила бы все это снова.

***
Она убивала меня красотой.
Она просто читала книгу.
А я все смотрел, не уходил домой.
Хотя знал, что пора двигать.
Я был в лиге дурнейших из дураков,
Меня поймут те, кто познал счастье.
Я бы так и остался тут во веки веков,
Но кафе на ночь должно закрываться.
И она ушла, и я следом шел,
Сквозь метель. Я ходил кругами.
И мне было так хорошо,
Будто я умер и уже в нирване.

***
Не обижайся за неисполненные мечты.
Он — умен, дальновиден, а глуп — ты.
Принимай то, что Он дает, как дар,
Если бьет, значит первым ты нанес удар.
Улыбайся, плачь — какое кино
Не смыкая век, для тебя писал Он.
Сколько жизней прошло, Сколько войн.
Сколько родилось царей, нищих и героев,
Чтобы в одну ночь вдруг сошлись двое,
Чтобы эта ночь стала потом тобою.
И ты особенный, такой как все,
И вот ты на взлетной полосе.
Ты идешь в свой самолет,
Потому что ты пилот.

***
Я на остров уеду теперь,
Буду жить улыбаясь,
Вечный ветер
Шевелит шевелюры пальм.
Сны зыбучие обнимают
Меня за плечи.
Больше время меня не лечит.
Убивает.
Там за полосой океана
В ци-
Вилизованных странах
Я оставлю свои потери,
Я теперь лишь в одно верю —
Вот созреют кокосы скоро.
И не знаю я — сколько времени,
А зачем оно мне? Зачем оно мне?
Каждый день — вновь один и тот же,
Ветер теплый меня стирает
Постепенно, мою кожу
Солнце жаркое выжигает.
Сколько времени — я не знаю.
Я однажды растаю.
Вечный шум океана, вечный шум океана.

СЧАСТЬЕ
Ты был моей мечтой-мальчиком,
Я и во сне целовала твои пальчики.
Твое отражение было в каждой витрине.
Я верила — мы будем любить всегда и сильно.

А я была сумасшедшей девочкой,
Я не хотела замечать мелочи.
И я по лестницам вверх взлетала с хохотом,
Мне без тебя было — как без воздуха.

И представляешь? Я не ошиблась.
И представляешь? Так и случилось.
Мы танцевали на облаках ночами,
И счастье третьим осталось с нами.

***
Мних мнится себе сам во мху снов,
Ничтоже сумняшеся вереница слонов
На небеси летит мрией маревом марью
По-над гарью войны мутной хмарью.
Хмурый отрок швырнет окурок,
Скажет мамке: «Ну ты и дура,
Что меня родила-кормила.
Лучше бы ты в утробе меня убила».
И отец его промолчит, упитый,
Пей, сынок, чтоб не быть убитым.

МУЖ
Я все видел. Я знал, как на самом деле.
Я же понял — не мне твои глаза блестели.
И когда мы лежали — я держал тебя за руку,
Ты мечтала не обо мне — с утра в постели.

Ты мечтала о нем, о глупом трикстере —
Юный торс его свеж и строен,
Угадай, почему я остался спокоен?
Потому что улыбка твоя мне нравилась.
Потому что известны мне Арлекинов правила.

Потому что потом, когда ты вернулась бы,
Я тебя так тепло обнял бы.
Вытер слезы твои бы ласково,
Заварил бы тебе чаю…
Но рассказывать все мне — необязательно.

ОЖОГ
отблеск чужой безумной любви ее обжег,
это была игра, в которой он был бог,
Он искал родину у нее между ног,
но другую женщину он забыть не мог.

он искал родину, а она искала любовь,
но мертва была его и ее кровь,
но хотели они победить суету и
однажды вместе пошли в пустоту.

они бродили там — потеряшки — всю ночь
и нашли в уголке пустоты дочь.
она даже не плакала — молча ждала,
когда подошли они, просто спросила, как дела.

принесли они сверток с дочкой домой,
вожделея теперь получить покой.
но смотрела из глаз дочери их пустота,
и опять была у них одна маята.

и грозились они, и дрались, и клялись…
то в крови, то в грызне протекала жизнь.
и однажды их дочь ножик взяла
ночью… а потом в темноту ушла.

О ПРИХОДАХ
У страны случился приход —
У кого от спирта, у кого — покрепче,
Вот такой у нас обиход,
По приходу его снести легче.
Оттого по прилете на родину
Веселятся все по приходу,
Ну а как еще пережить
Без прихода такую погоду?

НОЯБРЯЦКОЕ
мысли натерли мозоли на черепе,
на нервах повеситься можно —
стальнее канатов они моряцких,
морские узлы наяриваю-навязываю —
по городу волком — обрывок цепи на шее
весь цирк на ногах — мне не простят побега
и мне повезло — еще птицы летят
слякоть еще, нет снега…

протиснуть пытаюсь свою ложку —
нет. не половник. к добру? к печали?
ложка моя чайная среди прочих ложек,
и все чаще, все чаще мое отчаяние
толкает меня заточить ее в ножик.

ХИРУРГ
Ампутируй мне сердце, хирург,
Замени его куском стали.
Никого пусть не будет жаль мне.
И еще ты пришей пожалуй
Пулеметы мне вместо рук.

***
У каждого свой способ жить
У каждого свой выбор с кем дружить
И прошлое забыть иль ворошить
И на любовь гадать и ворожить.
Мы тянем буден ариадновую нить.
Идем без страха к зверю в лабиринт.
Да. Мы идем и греют нас мечты.
Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.

***
Твои глаза — огромные звезды,
Твои глаза — это два солнца.
Два южных солнца,
Два океана.
Это так странно!
Я в них утопаю,
Сгораю от зноя!
От губ твоих нежных веет весною!
Ты — лето мое неуклюжее,
В сибирской безжалостной стуже,
Ты нужен мне, нужен мне! Нужен!
Стеклянно ломаются кедры
От холода, сжавшего зубы.
На тысячи километров
Колотится сердце-бубен.
Распахнуто встретим будни,
Слышишь? Эпоха шагает!
Встает из-за сосен зарею
Над древним Китаем.
Встречай же метели с улыбкой!
Мы — крепче, надежней, чем трубы
Газопровода, что ниткой
Снега и тайгу прорезает!
Распахнуто встретим будни!
На в руку легли гексаграммы.
Нам все говорят — не бывает.
А мы говорим — мы будем!

***
Скоро Бог меня заберет на Небо,
Там и стол мне готов и хлеба
Там и ягод, и вин немеряно.
Жизнь такая — она беременна
Непрерывно. И только нА Небе
Можешь быть ты святым и праведным.
Пляшет-пляшет богиня Кали,
Высекает ногой окалину.
Плачет Авель и плачет Каин,
И немного завидует Авелю.
На земле есть такое правило:
Все, что правильно, здесь неправильно.
Поплевав на ладони, Каин
Замахнется кайлом и камни
Для Сизифа колоть наладится,
Так и тянется, так и тянется.
Авель-памятник усмехается,
Но все ближе к нему демонстрации,
Камни катятся, камни катятся.
И кричат они хором истовым
То, что кажется им чистой истиной.
Только Каин Кайлом все машет.
И кровавая Кали пляшет.
Под калиной хоронят юных.
И бряцает поэт по струнам.
Все одно — дуракам и умным,
Город бЫл, пока ветер не дунул.

***
Во мне живут все бывшие — покойники…
Убитые, забытые любовники.
И все воспоминания впридачу.
А ты ушел, и чай еще горячий,
И в перельнице дым еще струится.
И я не знаю — как мне быть с тобою.
Жить миром иль идти войною.
Ждать ли, забыть ли? Не могу решиться.

***
Наше протяжное счастье,
Затяжной поцелуй
Без парашюта.
Одна минута, две минуты, три минуты.
Я в тебя падаю, будто в пропасть сна,
В бездну осени, в водоворот радости.
Я умираю от твоей сладости,
Я не вижу дна.
Я люблю тебя так прилежно,
Изо всех сил.
Я люблю тебя так нежно,
Как никто еще не любил.

***
Действительность можно осуждать, только выхватив из нее фрагмент. Когда смотришь на нее целиком, то остается лишь восхищение той огромностью, которую тебе повезло увидеть, той огромностью, в которой мы лишь штрихи на портрете Создателя.

***
Жить без мечты плохо,
Жизнь без мечты скучна.
Серая злая эпоха
Войнами окружена.
Поэтому ты мечту не трогай,
Иди мимо своей дорогой.
Вдруг она сбудется?
Вдруг, она прямо перед тобой на улице?
Вдруг она перестанет быть недотрогой?
Что ты тогда будешь делать?
Шутка.
Постой минутку.
Бери мешок, ножик,
Кроши всех подряд прохожих.
Лохи на мечту ведутся,
Мы — реальные пацаны,
А лохи обойдутся.

Leave a comment