Пространственно-событийный джаз Саши Сашневой в #Фабрик лофт (Тюмень)

события

Были показаны клипы: Саши Сашневой, Владимира Богомякова, Олега Федорова.
Саша Сашнева читала стихи, исполнила несколько акапелл.
Высокочтимая публика оставила доброжелательные отзывы.
Как обычно, это было пространственн0-событийное приключение.

К концу вечеринки пришла Наташа Питкевич и прочитала любимые стихи из Сашневой.

fedorov oleg
«Олег Фёдоров сделал замечательные рисунки на вчерашнем мероприятии. Тут изображены разные персонажи. Я в нижнем правом углу — уши как груздочки.» (В. Богомяков)

«Оля Трофимова, Володя Богомяков, Аня Максименкова, велосипед и виноград.
Наброски сделаны на вчерашнем, успешно прошедшем Творческом Вечере — многогранно одарённой Александры Сашневой (виноград, вру, днём раньше. На вечере была только «Виктория», клубника, ну и Победа поэзии Жизни над её же прозой…) Спасибо, Саша!» (О. Федоров)

Сашнева Sashneva

«Сегодня на Фабрике проведён был творческий вечер Саши Сашневой. Всем очень понравилось. Автор рассказывал случаи из жизни, читал и пел стихи, показывал поэтические и музыкальные клипы и т.д. и т.п. Пришёл даже Валера Кочнев, который на протяжении творческой встречи радовался как дитя.» (В. Богомяков)

b-f

f-f

Вот из прочитанного:

Саша Сашнева
***
Мне жалко всех несбывшихся детей,
Что скрыты в старческих телах.
Мне жаль их снов о дальних городах…
Раскаяний ненужных. Расстояний,
Преодоленных зря.
Я вижу в их глазах
Все ту надежду — что случится чудо,
Что вдруг однажды раз — и злой зимы не будет.
Что склеится разбитая посуда,
И что найдется в Библии ль, в Талмуде —
Ответ на вечный и немой вопрос,
Что ищем мы в дыханьи папирос —
Когда нас больше предавать не будут?

САММЕРТАЙМ
Она пела саммертайм,
Старый ламповый звук.
Я качался ее обняв бокал
В руке — виски — и желток
Заходящего солнца
Я уже тогда знал
Что однажды споткнемся
Мы на пустынном пляже
Мой пиджак мал
И оставят камни —
У подножия скал
Было дело.
Я ее в гостиницу звал,
Но она на ветру хотела —
На плечах ее ссадины и синяки
Зачем? Она не сказала.
И я простил ей прокус руки
Моей — за неистовство ее тела.
Мне остался шрам,
Я смотрю на него по утрам
Когда пену смывает кран
И стучит по фаянсу станок.
Я с тех пор навсегда одинок.

Leave a comment