проза: Анна Банаева. Тарантул. Саяна

проза

Анна БАНАЕВА

ТАРАНТУЛ

Ничего не буду писать.
Говорят, я создаю шумиху из ничего, чтобы лишний раз на себя обратить внимание.
Лучше почитаю что-нибудь.
Что же мне почитать?

1. Про тарантула.
Самое обидное, вернее, самый гад во всей этой историй с тарантулом — это моя кошка, которая временно моя.
Она, по-моему, вовсе не собирается пугать ни мышей, ни тем более тарантуловидных пауков.
Ну, ладно, мыши, скажем, сами побоятся ее.
Ее присутствия.
У них у мышей есть усики.
Они этими усиками учухивают кошек.
И трусят.
А тарантулам пофик до кошек.
Ну, разве что, она кошка нападет сама на нее, как на мышку.
А наша кошка совсем и не собиралась кидаться на нее.
Если честно, конечно же, она ее и не видела.
Но, думаю, даже, если бы увидела бы, не стала бы нападать.
Какая то она странная эта кошка.
Например, она не мурлычет, как все кошки, а похрюкивает.
Хотя мурлыкать умеет.
Один раз мурлыкала под одеялом.
Ну все, хватит.
Я всем надоела, наверное, со своими зверями((

2.Я ведь собиралась немного депрессировать.
А теперь вот чувствую, что из-за страха тарантула, всю мою депрессию ( ну, которая как бы только-только собиралась начинаться) как рукой сняло!
Вот так здорово.
Спасибо пауку.
Есть таки что-то в этом.
Может, мне тату в виде мохнатого тарантула себе сделать на тыльной стороне ладони или предплечье.
Или в невидном каком нибудь месте.
И будет он моим таким талисманом.
О, куда ты спрятался, гад?
Я тебя не убью! (вру)
Я тебя посажу (не вру)
просто
в банку!

3.Так вот.
Мы его убили.
Он откуда то сам появился тогда, когда уже я почти про него забыла и собралась уснуть.
— Вот этот что ли? — спросил сын.
— Что? — не поняла я.
— Да вот тут сидит паук какой то. Тот?
Я побежала смотреть.
За печкой сидел он.
Тот самый.
Который мне показался размером с мышку.
Теперь он сидел какой-то не очень и большой и нестрашный такой.
И сидит, никуда не бежит, не убегает.
Убейте же меня! Как будто хочет сказать.
Мне самому надоело быть таким!
Я хочу переродиться!
Убейте!
Вот я, сижу перед вами, никуда не убегаю, делайте со мной , что хотите!
— Не убивай! Давай его в банку, где банка?
Но сын уже шлепнул его зимним ботинком.
И вот.
Что от него осталось, собрала я в баночку, мытую Сашкой Барсуком и закрыла крышкой.
Две лапки оторванные лежат рядом с телом паучка, скукожившегося сразу и ставшим еще меньше как-то.
А ведь часа два назад он бежал резво, как мышь.
Хотелось ему пить, наверное, поэтому, вылез откуда-то из своего паучиного, паучачьего своего мира.
Царствия тебе небесного.
Пусть душа твоя переродится в птицу и полетит над землею в края неведомые, к счастью своему навстречу!
Аминь.


САЯНА


Например, почти весь «Евгений Онегин» написан 4-м пэоном.
Это я прочитала сейчас на каком-то обрывке страницы.
Получила я тогда свои альманахи, где опубликовали рассказ «Саяна».
Поехала на радостях к учительнице.
Это было в День учителя.
Потом мы вышли с одноклассниками, и я пошла на остановку.
Там, на остановке, и оставила пакет со всеми этими альманахо-журналами.
Но им не судьба была потеряться.
Дочь моей учительницы, говорят, пошла и нашла их там.
На той самой остановке.
Никто и не подумал их присвоить.
Не судьба.
Судьба Саяны в том рассказе не заканчивается драматично.
Уехала в город и все.
На этом и заканчивается.
На самом деле, в жизни было все по другому.
Саяна уехала в город.
Ее видели на дискотеках, где она еще с большим животом (она забеременела), танцевала в стиле копуэро.
Однажды, на такой вот дискотеке, которые проходили в горсаду, она ввязалась в драку и побила девчонку ровесницу так, что та попала с тяжкими увечьями в больницу.
Ее осудили условно и отправили работать в поселке Иволге в кондитерской фабрике.
Дочку она вынуждена была отдать в дом малютки «Малышок», что на Саянах. Это такая в городе нашем остановка «Саяны».
— Пойдем со мной к моей дочери навестить!- откуда-то Саяна разыскала меня в общаге (как она меня нашла?) Это здесь недалеко, — говорит.
Пришли мы в такой желтый двухэтажный домик.
Поднялись мы на 2-ой этаж, вытолкнули ее дочку из группы к нам, и там, на лестничной площадке Саяна вручила дочери гостинец — пряники.
Девочка начала уплетать их за обе щеки.
— Посмотри. Что сейчас будет. — сказала вдруг Саяна.
Она махнула рукой дочери — пока! и сделала вид, что уходит.
Доченька с этим пряником, которую держала обеими ручонками, как стояла, так и упала назад. Без слез. Без плача. Просто.Столбиком.
Саяна вернулась. Подняла дочку. Поцеловала.
После этого я потерала Саяну надолго.
Услышала что она встретила парня и вышла замуж, забрала дочку себе.
Я думаю этого достаточно. Про Саяну.
Почему же меня не оставляет память о ней.
Почему тех, с кем я могла бы сейчас поговорить, поделиться своими мыслями, уже давно нет.
Деревья так сумрачно-странно-безмолвны… сказал когда-то поэт.
Всем пока.
Банавеа.

Leave a comment