Юрий Макусинский. Стихи

100 стихов

ОСЕННЯЯ ЭЛЕГИЯ
Пока не началась война,
я полюбуюсь из окна
на хмурый город, стаю чаек,
чужую книжку почитаю
и выпью крымского вина,
пока не началась война.
Еще привычна тишина,
сопит душа, болит спина —
беспечна старость золотая.
Пилюли горькие глотаю
и радуюсь — еще одна
пока не началась война.
В углу опять ворчит жена,
футбол, инфляция — всех на…
По телевизору пугают:
пыхтит ракета — боевая,
но, впрочем, не взлетит она,
пока не началась война.
На Невском — хмурая чухна
с утра гуляет — допьяна.
Высоким чувствам потакая
звучит музыка полковая,
и весел ротный старшина,
пока не началась война.
В Берлине рухнула стена,
в Кремле разграблена казна.
Я не считал, но осуждаю
безмолвно — моя хата с краю:
чужого не ищу рожна,
пока не началась война.
Когда-нибудь придет весна,
медведю станет не до сна,
но у него судьба такая,
а у меня судьба иная —
я сплю. И снится мне страна,
в которой началась война.
И даже, если всем хана,
и ночь грядущая черна,
и нам не дотянуть до мая,
я верю, а вернее — знаю:
любая бездна не без дна,
пока не началась война.
19.11.2014

В СТИЛЕ БЛЮЗ
Тяжелая ночь опустилась на город,
в квартире и в сердце — сиреневый холод,
тоскует со мною виниловый Гершвин —
он в нотах безгрешен.
Балтийская морось за окнами. Взвесью
колышется в воздухе серая плесень,
от чахлых эмоций в душе раздражение,
к себе отвращение.
На мокром стекле не твое отражение,
чужие глаза и чужие движения:
отчаянный Порги влюбляется в Бесс —
то с плачем, то без.
Не хуже когда-то, наверное, спела бы
небритая юность моя — черно-белая,
в залатанных джинсах и кедах худых,
в мечтах золотых.
Не плачь, если не суждено воскресение
забытым мелодиям и ощущениям,
беспечным надеждам и стильным химерам,
хипповым не в меру.
Прости мне свободу, что впрок мне не стала,
что ждать и любить ты меня перестала,
прости мне безумие юности пошлой —
всё в прошлом.
Пусть Гершвин грустит, от любви умирая,
и тянется нота — от рая до края,
и ежится память, забившись котенком
в потемки,
пусть сводит с ума твой мерцающий запах
в незрелых стихах и мелодиях слабых,
которые пел я когда-то девчонке
изящной и тонкой,
пусть в окна швыряет мне северный ветер
соленые слезы твои на рассвете —
я молча налью себе крепкого чаю,
разбавив печалью.
Когда допоет колыбельную Элла
и память ее повторит а cappella,
и сердце забьется так, словно я молод,
и ветер разгонит сиреневый холод —
осядет за окнами морось и мрак,
и хмурое солнце отверзнет свой зрак.
10.10.2012

СЕНТЯБРЬ
Еще не прячут свои недра рестораны,
и ветер западный ласкает город мятой,
еще бурлит на Невском чужестранный
и пестрый люд — веселый и опрятный.
Еще резвятся утром дети у фонтана,
считая лужу морем необъятным,
но взгляды горожан уже туманны:
пока — тепло, но робко и невнятно.
Еще мне выпить хочется спонтанно,
и вечер с другом провести приятным.
Сухим вином наполнены стаканы —
течет беседа в русле аккуратном.
Сентябрь полон грусти и обмана,
а воздух — крымским запахом бесплатным.
26.09.2015

МЕДОВОЕ УТРО
Мы жили у моря. Хмелели, взрослели,
писали картины шершавой пастелью,
стреляли на завтрак с утра, на похмелье,
а ночью — по небу алмазной шрапнелью.
Мы спали на скалах — какие постели!
Любили — без горя, и дней не жалели,
меловые камни под солнцем блестели,
сквозь пальцы текли абрикосы — поспели.
Нам были по нраву великие цели,
и все по плечу — только плечи сгорели,
врагов мы прощали, друзей — не умели,
без меры желали — платить не хотели.
Мне снова приснилось на этой неделе
медовое утро с тобой — в Коктебеле.
31.08.2015

СОЛДАТ ВРЕМЕНИ
Над городом — малиновый закат.
Проходит лето. Столько лет подряд
я этого почти не замечаю,
закаты запивая крепким чаем.
Молюсь ко сну — не праведен, не свят,
не зван, не избран — времени солдат,
мудрею — аккурат к восьмому мая,
и тихо радуюсь, что в окна не стреляют.
В моем окопе сослуживцы спят,
они похожи чем-то на котят,
рожденных ненароком за сараем.
Мы все еще в политику играем,
не верим в смерть и презираем ад,
и любим Бога как-то невпопад.
30.08.2015

Leave a comment