проза: Ольга Степнова. Пошла Бабушка в Аптеку

проза

ПРАВА на экранизацию принадлежат кинокомпании «Город Мастеров».
Страница кинокомпании на ФЕЙСБУК
Страница Ольги СТЕПНОВОЙ на КИНОПОИСК

Ольга СТЕПНОВА

ПОШЛА БАБУШКА В АПТЕКУ

Пошла бабушка в аптеку.
А в аптеке лекарства нет.
То есть, конечно, есть, но за деньги. А бабушке бесплатно от государства положено. Во-первых, как пенсионерке, во-вторых, как хроническому гипертонику.
Бабушка прикинула – если она за деньги лекарства купит, то на утку ей точно не хватит. А ей так утку хочется – с яблоками, с брусникой и кусочками мандаринов. Она такую у Петровны на юбилее пробовала – восторг, а не утка. Петровне она тогда не сказала «восторг», наоборот, критику навела – жирно, кисло, недосолено, ну и вообще, кто ж фрукты в мясо суёт.
Но втайне с тех пор бабушка только и мечтала – купить огромную утку, яблоки, бруснику, мандарины и… Посолить, разумеется, от души, а не как у Петровны. И пусть потом гипертонический криз накроет, пусть даже это будет последняя утка в её жизни, но душу она отведёт.
Пересчитала бабушка ещё раз свои деньги и решила монетку кинуть. «Орёл», значит, утка, «решка» – лекарства.
Кидать монетку в аптеке было неудобно, поэтому пошла бабушка на крыльцо.
А на крыльце дедушка плачет.
– Ну, и чего ты нюни распустил? – спросила дедушку бабушка. – Подумаешь, лекарства не дали.
– У меня диабет, – всхлипнул дедушка. – Мне без лекарства – кирдык.
– Тебе и с лекарством кирдык. Какая разница – неделей раньше, неделей позже…
Дедушка перестал плакать и зло посмотрел на бабушку.
– А вот не надо меня раньше времени хоронить, – с вызовом сказал дедушка. – Кроме сахара, у меня все параметры на самом высоком уровне.
– У тебя и сахар на самом высоком уровне, – усмехнулась бабушка. – Ты мне лучше скажи, где утку хорошую купить можно.
– Утку? – переспросил дедушка. – У меня после бабки осталась, могу подарить…
– Тьфу на тебя! – возмутилась бабушка. – Я настоящую утку имею в виду. Съедобную.
– Да где ж ты сейчас настоящую съедобную утку найдешь! – хохотнул дедушка. – В магазинах – говно, а не утки.
– Сам ты…
Бабушка развернулась и пошла, стараясь не упасть на крутых ступеньках.
Дедушка догнал бабушку.
– А зачем тебе утка? Она – жуть дорогая.
– Плевать. Один раз живём, – ответила бабушка.
Дедушка сильно задумался. Так и шёл за бабушкой – задумавшийся, – даже под ноги не смотрел.
До остановки они дошли. А тут автобус – видимо, бабушкин, потому что она первой к автобусу бросилась, даже рукой какого-то мужика оттолкнула.
Дедушке не нужно было в автобус, но он заскочил. Зачем – неизвестно. Работая локтями и корпусом, пробился к бабушке.
– А я знаю, где хорошую утку взять, – шепнул он на ухо бабушке.
– И где? – отозвалась бабушка. – На рынке дорогие, в супермаркетах – дрянь импортная.
– А у меня ружьё есть, – шепнул дедушка.
– Чё, правда? – бабушка глянула на него с интересом.
Дедушка кивнул и перекрестился.
– Ё-моё, чего же ты раньше молчал-то? Я бы лекарства купила.
– Да ты погоди радоваться, – зашептал ей на ухо дедушка. – Я сто лет не стрелял, может, не попаду ещё…
– Я попаду, – прервала его бабушка. – Я завсегда попадаю, когда хочу.
– Василич, – протянул руку дедушка.
– Николаевна, – подала ему руку бабушка.
Дедушка подумал и поцеловал руку, потому что жать маленькую ладошку было как-то не по-мужски.
*******
– Красиво летят, – сказал дедушка, глядя на уток в небе.
Бабушка вскинула ружьё и прицелилась.
– Погоди, Николаевна, – остановил её дедушка. – Глянь, какая гармония…
– Гармония будет, когда я её яблоками нафарширую, – отрезала бабушка и снова прицелилась.
Дедушка вздохнул и отвернулся.
Утки летели, выстрела не было.
Дедушка обернулся – бабушка стояла, опёршись на ружьё, как на костыль, и о чём-то думала.
– Ты чего, Николаевна? – обеспокоился дедушка.
– Да думаю… Летишь вот так по своим делам, вдруг – бах! Кто-то, видите ли, пожрать захотел…
– В мире всё так устроено, – вздохнул дедушка. – Все жрут кого-то.
– Не все. Бывают и хорошие люди. Я, например.
– Дай сюда, – дедушка забрал ружьё у бабушки.
Прицелился.
Утки были уже далеко, но попасть ещё можно было.
Бабушка отвернулась.
Утки летели, выстрела не было.
Утки исчезли за горизонтом, ружьё так и не выстрелило.
Бабушка обернулась.
Дедушка сидел на земле и плакал.
Ружьё валялось под соседней осиной.
– Ты чего? – спросила бабушка и села на землю рядом с дедушкой.
– А… Не знаю… – дедушка утёр слёзы. – Нахлынуло что-то. Представил себе – летишь вот, планы строишь…
– Вдруг – бах! – подхватила бабушка. – Кто-то пожрать захотел.
– Да ладно, если б пожрать, а то, так, просто удаль свою показать.
– Ну, знаешь, Василич, сам меня сюда затащил, я в супермаркет идти хотела.
Бабушка встала, отряхнулась и быстро пошла вперёд, не оглядываясь.
– Николаевна! Там болото! – крикнул дедушка, но бабушка его не услышала.
*******
– Ну, и дура же ты старая!
Дедушка подполз к болоту с осиновым дрыном в руке и крикнул:
– Держись! Держись, говорю!
Бабушка вынырнула из цепкой трясины и ухватилась за дрын.
– Крепче держись! – крикнул дедушка, медленно отползая назад.
Бабушка подумала, что это очень странная смерть – утонуть в трясине. Да ещё с незнакомым дедушкой.
– Слышь, тебя как зовут? – из последних сил прошептала бабушка.
– Не скажу, – из последних сил прошептал дедушка.
– Что, так и утонем, не познакомившись?
– Я тебя вытяну, – пообещал дедушка и с такой силой дёрнул дрын, что трясина не смогла удержать бабушку.
– Ещё на последний автобус успеем, – прошептала бабушка.
– Только если бегом, – кивнул дедушка и помог бабушке подняться.
– Ну, чё стоишь?! Побежали?
Бабушка огляделась, прикинула, в какой стороне остановка, и припустила так, что у дедушки почти не осталось шансов догнать её.
– Стой! – закричал дедушка. – Подожди, я ружьё заберу!
– Если не успеем, на такси все деньги спустить придётся! – крикнула в ответ бабушка.
Дедушка посмотрел на ружьё, махнул на него рукой и побежал догонять бабушку.
*******
В автобусе они были одни.
Этот факт отчего-то заставил дедушку приобнять бабушку.
– Мы так и не познакомились, – шепнул дедушка бабушке. – Тебя как зовут?
– Не скажу, – кокетливо улыбнулась бабушка.
– Скажешь, куда ты денешься, старая, – дедушка игриво толкнул бабушку в бок.
Бабушка положила ему на плечо голову.
– В баню бы тебя, а то простынешь. Мокрая, вон, вся, – дедушка крепче обнял бабушку.
– Не простыну, – сказала бабушка. – Я крепкая.
Автобус тихонечко остановился, словно водитель боялся спугнуть бабочку, севшую на капот.
Дедушка вышел первым и подал бабушке руку.
– К тебе пойдём или ко мне? – деловито спросила бабушка.
– Что, так сразу? – смутился дедушка.
– А чего тянуть, – удивилась бабушка. – В наши-то годы…
Дедушка увидел, как водитель автобуса ему подмигнул.
– Сначала в ресторан, а потом ко мне, – решительно сказал дедушка.
– Пыль хочешь в глаза пустить? – строго спросила бабушка.
– Всё лучше, чем когда песок сыплется. Пойдём, утку с яблоками тебе закажу.
Автобус выпустил чёрное облако и уехал.
– А деньги-то у тебя есть, гусар? – спросила бабушка.
– Да навалом у меня денег. Знаешь, я накопил сколько?
– Знаю, – засмеялась бабушка. – Сама почти всю пенсию на карточку складывала. Мало ли что.
– Вот и я – мало ли…
– Только мне, это, переодеться надо. А то я как кикимора болотная. Я быстро, ты подождёшь?
– Подожду, – приосанился дедушка. – Иди, свой марафет наводи.
Бабушка лёгкой походкой направилась к дому.
Дедушка сел на скамейку.
Потом лёг.
Звёзды на небе отчётливо просигналили – сахар упал, надо принимать лекарство…
Но лекарства не было, а бабушка всё не шла – наверное, примеряла платье.
– Так и не познакомились, – выдохнул дедушка и увидел, как бабушка бежит к нему – молодая, лёгкая, в белом платье и босоножках.
Дедушка подумал, что нельзя умирать.
Нельзя обмануть бабушку.
– У него сахар упал! – услышал он крик бабушки и сирену «Скорой».
*******
– Вот тебе, дедушка, и утка с яблоками, – сказала бабушка.
В реанимации не было мужских и женских палат, поэтому они оказались на соседних койках.
– Не понял… – простонал дедушка.
– Чего непонятного. У меня инсульт, у тебя диабетическая кома. И одна утка на двоих, будь она неладна.
– А я говорил! – засмеялся дедушка. – Сразу предупреждал, какая нам утка нужна!
– Дай мне слово, что когда мы поженимся, то деньги тратить будем, а не на «мало ли что» откладывать.
– А мы поженимся? – испугался дедушка.
– А ты думал, поматросил и бросил? Я уже с батюшкой договорилась. Прямо сюда придёт.
– Отпевать? – ещё больше испугался дедушка.
– Венчать, старый ты дуралей!
– Тебя как зовут-то, Николаевна? – простонал дедушка.
Бабушка промолчала.
– Хорош выпендриваться, – рассердился дедушка. – Под венец тащишь, а имя так и не назвала.
– Забыла я, – бабушка отвернулась к стене. – Память после инсульта отшибло.
– Ох, ёлки… Вот интрига-то…
– Ничего, в паспорте потом посмотрим, – успокоила дедушку бабушка. – Слышь, старый, утку придвинь ко мне, а то медсестёр этих не дозовёшься… И выйди, выйди отсюда!
Дедушка встал и вышел, хоть голова и кружилась.
Захотелось удрать – как в школе с контрольной.
Только сил не было.
И окно заперто.
И дверь на замке.
«Придется жениться», – подумал дедушка.
И громко сказал:
– Во, попал!

Leave a comment