Альманах «ПерекрЁстки — 11.2015»

ПЕРЕКРЕСТКИ (ноябрь 2015)

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Ольга БАКЛАНОВА
2. Анна БАНАЕВА
3. Игорь ВЕРЕЩИНСКИЙ
4. Владимир НИКОЛАЕВ (Мск)
5. Татьяна ОСИНЦЕВА
6. Александра  ПОЛЯНСКАЯ
7. Swietoslava
8. Зоя СОЛОДОВНИКОВА
9. Елена ЧЕБЫКИНА (ВИХРЕВА)

Если у тебя клевые стихи, и ты хочешь увидеть их в иллюстрированом выпуске альманаха  «ПерекрЁстки», вступи в группу на фейсбук СТИХИ.Palmanah или напиши на fortunaterra(собака)yandex.ru

ПОДДЕРЖИ клевый проект РАСКОЛЬНИКОВ на Планета.ру

_________________________________________________________________

1. Ольга БАКЛАНОВА (NEW!)

***
Удержи меня в мире ряженом
Декораций и красок искусственных.
Перепудренном, напомаженном,
С оголенными настежь чувствами,
Со слезою, на грим пролитою!
Пусть закат на холсте судьбы моей
Театральной сверкнет палитрою,
А туман мой – сигара дымная.
Пусть не будет реки и рощицы,
Аромата грибного свежего –
Закулисьем дышать мне хочется!
Удержи меня! Дай надежду мне!
Пусть костюмы второю кожею
Оформляют мою изменчивость;
Сцена мною так неисхожена!
Так зовет меня в бесконечность!
Удержи меня от падения
В пустоту отношений, в правильность!
Я неправильная, без сомнения,
И, дай Бог, чтобы не «исправилась»!
В НЕ-ФОРМАТЕ всю жизнь короткую
Прогорю под софитом совести.
Режиссер пусть отхлещет плеткою,
А душа парит в невесомости!
Потому что, от слез незрячая,
Завтра я проснусь с пониманием –
Мне и смерть ФОРМАЛЬНО назначили,
Будто кафедры заседание!
08.10. 07.

Olga_Baklanova
***
Боль моя светлая, строки весенние,
Снег среди мая – погода хорошая.
Вы обжигали мне сердце Есениным,
Штилем кабацким. Но не были пошлым Вы.
Встречи случайные редкими вспышками
Взрывы на солнце — рукопожатия.
Я приглашаю Вас – Вы меня слышите?
«Гносеология» — тема занятия.
Ваши слова стали самыми главными.
Ложь или правда – уже несущественно.
Пусть будет выдумка бархатной гаванью,
Скрытым убежищем, мне соответственным.
Страхи узорами, смыслы – виньетками
В вашем автографе, наспех поставленном.
И хорошо, что встречаемся редко мы –
Снег среди мая – ведь это не правильно?
21.05.08.
***
Что терзаться пустыми сомненьями,
Душу мучить пустыми признаньями.
Ты – мое наважденье весеннее,
Сладкий сон мой, мое наказание.
Испытанье мое, искушение…
(Но – не пройденное испытание)
Всех запретов себе разрешение
И, как следствие, боль и страдание.
Ты – наркотик в крови разрушительный…
Открыватель не-внове-не-нового.
Отрицательный и положительный
Житель города, мне не знакомого.
Совместимая с данным сознанием
Весть. Последнее предупреждение.
Откровение, иносказание
О весеннем моем заблуждении…
12.06.09.

wind60x70

***
Обниму половицы сгоревшего дома,
И завою на черную копоть на стенах.
Старый мир мой разрушен, но жить по-другому
Не умею я − кровь не пульсирует в венах.
Я схватила за хвост неспокойное счастье,
Но оно уплывает опять из ладоней,
Обращаясь мимозой… Я жду тебя, Мастер,
И бросаю цветы на безлюдном перроне.
Не слепни, сердце! Я хочу увидеть
В последний раз незрячими глазами
Того, кто мне представился как Зритель…
Последний зритель в опустевшем зале…
Почти любовь сверкнула и погасла,
Как гаснет зренье, погружая в бездну…
Не слепни, сердце! Это будет праздник,
Обёрнутый обманчиво в любезность…
Оставь ещё минуту! Дай возможность
Мне побродить в темнеющей вселенной,
Порассуждать об истинном и ложном,
Не стукаясь с размаху лбом о стену…
Ему скажу: «Немногое осталось,
Того, что темнотою не облито,
И я бы воспевала эту малость,
Но стала так скудна моя палитра!..
Я ухожу в безумные виденья,
Кошмар упасть в раскрытый зев могилы.
И, кажется, уже сливаюсь с тенью –
Душа ушла, а смерть не приходила…»
Я с ним делилась о сердечном зренье,
О том, что мрак ползёт за мной вдогонку…
А он кривился: «Жалкие сужденья
Слепого слабоумного ребёнка!»…
28.06.2013.

dream_trip_20x30
***
Будет кресло в центре зала,
Будут сны или виденья,
Я во сне к тебе вползАла
Гибкой кошкой на колени…
Мы вдвоем одним молчаньем
Укрываемся как пледом…
Всё имеет окончанье,
Только стОит ли об этом?..
Всё раздав и всё утратив,
Я не помню об утрате,
Слишком сладок сон в объятьях
В день субботний. На закате…

***
Ты должен был жить вечно,
А умер в четверг утором.
И путь твой теперь – Млечный,
И сам ты – навек мудрый.
Смотрю на твоё фото,
На тех, кто с тобой рядом.
И силюсь понять – кто ты,
Ласкавший-Меня-Взглядом…
Все смятые, распустились
Цветы на твоём ложе.
Ах, мой жизнелюб милый,
Не мог ты уйти позже?
Вдруг стало пустым-пусто…
Прощанья звучат пОшло.
И только тебя сгусток
Всё правит моим прошлым…
09.07.2013.

***
Я счастливая, Бог свидетель
И дары получала щедро,
Но секунд моих лёгкий ветер
Стал почти ураганным ветром,
Всё быстрее несёт к обрыву,
Не давая мне делать пауз,
А желаний растаял выбор,
И одно лишь на дне осталось:
Пусть утихнет холодный ветер,
Засверкает зарёй природа!
Я хочу, чтобы был он светел –
Этот день моего ухода!
20.07.15.

granaty_40x50

 

2. АННА БАНАЕВА

Mor_h

ПЕРЕВОДЫ С МОНГОЛЬСКОГО

***
Увидев птиц отлет осенний,
«О, Боже!.. Осиротело озеро моё!»
— Вздохнула мама.
«Они вернутся. Зачем грустить…»-
Закуривает папа.
«Оно всего лишь отдохнёт!»-
Добавил тут и я.
В покоях тонких снов
спешило озеро уснуть,
хрустальный звон в себе тая.

***
Уныло песню плачет мама.
Она так колыбельную поёт.
И я на это злюсь.
Отец мурлычет песню про седло…
Сестра моя недавно родила.
В тот самый день,
Когда покинул мир
Наш старый дед.
И я за них молюсь…
Семья моя, Ты — слезы бытия!
О, бытие!
Ты — слезы нашей жизни!

banaeva-anna-poetry

2013г.

***
В этой звучной мелодии
услышу я чуткость ночей,
запах трав дальних гор,
на которых когда-то пасли табуны,
мы вдвоем — я с отцом.

В этой мягкой мелодии
услышу я нежность тех дней,
тех степей, где, когда-то,
собирали аргал с ароматом
ганги мы вдвоем — я и мать.

***
Этот звук морин хуура!
Как будто по степи
Стремительно и плавно
Несётся тень от облаков,
И, вдруг… От этой тени
Заметен станет всем
Тот одинокий белый камень,
Тот камень, который,
Вздрогнув от звуков
Морин хуура,
Смягчится,
И слезу уронит.
О, Морин хуур!
В твоём звучании
Дух мужской монгола.

20.082013.

3. ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВ

DIALOG_S

СПРОСИТЕ У КУПЕРА

Спросите у Купера ~~~ его точёные гвозди
рассованы по карманам, как арсеналы заправского ниндзя.
Кто-то посетует, что так поступать нельзя.
А вы спросите у Купера ~~~ и он вам расскажет
о том, что вы так боялись, но очень хотели спросить.

 

НАД КРЫШЕЙ

над крышей тает остров дивный.
давай, гони аперитив!
гимнаст спокоен и ретив
на перекладине спортивной.

а с моря веет дух противный,
бродяжной швали креатив.
над ними Брат Инфинитив
рисует профиль буратинный.

гори вином просторным, фляга!
пари над нами, остов дней!
кто в небесах – тому видней,
пока не сморщится бумага,

пока камзольные листы
округ не разлетятся к чёрту,
и что-то близится почётно
мгновеньем дивной красоты.

IMG_0670

ПОЗДНО

Отчего-то неспокойно на сердце стало, тревожно.
Ему говорят:
«Ещё не поздно обратиться к пастору.
Он поймёт и направит».
Оказалось, всё-таки поздно.
Под утро
выступили ягоды на половицах
и в погляде треснул лук.

 

ДРОМ

лохматы бровные лафиты,
и вехи снегом дней увиты.
озноб в очах :: который век?
здесь попраны, но не убиты.
здесь тризну правит человек.

здесь хором плавит крен убыток,
развёрнут как дорожный свиток
над горницей :: покой и ночь
в прогорклой харе дром толочь
присловье на основе ниток

тянуть и шить :: и трос с плеча
и сброд фарсуясь и журча
течёт ручьём – и вереницы
спешащих за море кровей
морзуя поздний суховей
закроют чёрные страницы

вот лига: тесен фен совой
в веригах славен торсов вой
подворья доменная книга
в дрожащей камере живой
и кто-то дышит сам не свой
на кромке пойманного мига

forest_20x30

 

БЫЛОГО ПЕПЕЛ

и вместе славно будем жить
не так как мы когда-то жили
на то на что не положили
отрадно будет положить

положено! – и точка вслед:
ударом ручки – хлоп! – и точка:
прохладный шелест двух кассет,
на двух глухая одиночка

ГРУНТОВЫЙ ХЛЕБ

в цепочках власти кости лживы
хлопочет алая вода
и шепчут те ещё кто живы:
поди сюда

застигнуты смертельной лаской
не нагибаясь поступь гнут
и тычет в занавесь с опаской
библейский кнут

ах нам бы быть огнём казаться
на сдвигах каждого луча
и в хвост и в гриву небо святцы
рычать красуясь и бренча

подводой ржавой поневоле
раскинулись взахлёб смеясь
и бич и радость тех кто в поле
смотрите мол какая грязь

какая слякоть сдохни милый
другие за тобой придут
и острые как корни вилы
уходят в грунт

 

СЛЕПЕЦ

Ты поди невелик, из трясины очей угрожая копьём,
Ты слепой проводник, отражаются тени на теле твоём
Среди тысячи лиц, где неслышно и еле дыша
На пролётах ресниц, отвердев, ночевала душа.

Что грядёт – то и пусть. Но и радость ты встретишь копьём.
Непонятная грусть – провести целый вечер вдвоём
С неопознанным дном отлетевшего в речь двойника,
С рубероидным сном. И спасительно ночь далека.

Ты простой и пустой, ты всего лишь слепой проводник,
Яровитый настой до последней ворсинки дошёл и проник
До последних корней. В этом мареве зреешь и ты,
И мерещится свет из бескрайней твоей темноты.

 

НЕШЁЛКОВ ПУТЬ

Погасли зёрна в тишине лица,
А сердце – прочерком на наковальню:
И тише мыши, и кузнец куёт.

Бесточный сплав из злата и свинца
Возносится над пеленой бескрайней.
Печально молот грезит и поёт.

Железо дней не бережёт свой гнёт.
Был тяжек сон, весна казалась ранней,
Бездумно ранней. Некуда идти,
Пока не перевёрнута страница:

Ещё покоя сердцу не найти
И в рост из зёрен не взойдёт пшеница,
И чужды ускользающие лица
В блужданьях на нешёлковом пути.

154597_178871515473267_4095154_n

ОДИН В

Тела при деле, я один в отлучке.
Мне ветер денег выдал до получки.
Пойду в таверну – там меня не ждут.
Застыло время. В дебрях листья жгут.

 

 

4. ИГОРЬ ВЕРЕЩИНСКИЙ

vereshinsky

СДАЮСЬ БЕЗ БОЯ ОКТЯБРЮ...

Сдаюсь без боя октябрю —
Порой унылою пленённый
Небесному внимаю звонарю,
Что синевы раскатывает волны
Над золотым
И с огородов дым
Так сладок …

* * *
Кровь закатная за горизонт
По небесной стекает стене,
Стал чернее Эвскинский Понт —
Что-то зреет на древнем дне.
.
Оставляя без песен нас
Птицы ринулись за моря,
Осень, как золотой Мидас
Плавит в слитки дни октября.

* * *
Она долго искала свою музыку,
Смешивала звуки, как лекарство провизор,
Переслушала все сетевые архивы
Не выключая радио и телевизор.
С вниманием слушала «металлистов»
Рельсы распиливающих задорно,
Красавиц поющих для онанистов
И в джазе искала упорно.
Проходя, однажды, под моим балконом
Услышала, как вою я Тузиком,
Посмотрев на меня выдохнула со стоном:
— Я нашла тебя, моя музыка!

IMG_1683

* * *
Целый день безутешное небо
Проливает над городом слезы,
Усложняя людям потребы,
Обостряя людям неврозы.
.
А еще этот ветер колючий
Над прохожими нагло глумится —
То толкается в спины, злючий,
То водою плюётся в лица.

* * *
Листопадными легионами
Октябрь ведет наступление,
Атакует дождей эскадронами,
Ветрами берет в оцепление.
Держу оборону музыкой
Незатейливой, но бодрящею,
Невесть откуда пришедшею
И невесть куда уходящею.

* * *
Абсолютом лютым одиночество
Накаляет лёд взрывоопасностью,
По стеклу дождливое пророчество
Стопроцентной плачет вероятностью,
Растекаясь по углам без звука,
Сука…

* * *
От инея седое утро
Уют усилит одеяла,
«Меха»- по-украински «хутро» —
Ворсистое такое дня начало.
.
Покинуть теплое местечко
Иметь на это нужно волю,
На ветер брошено словечко,
Затрепетало эхом в поле.
.
Горячий кофе, сигареты,
Звенящие осколки снов,
Зимы прохладные приметы,
Через четыре дня Покров.

* * *
Вот есть ключ, а где дверь? —
Буратинский облом
И хитрющая зверь
Ждет за каждым углом.

IMG_1685[1]

.
От Мальвины укрыть
Неучтенный пятак,
Чтоб Пьеро пригласить
Карабасить коньяк.
.
Спит за печкой сверчок,
У Тортиллы склероз,
Дуремарский сачок
Ловит пьяных стрекоз.

strekozy

5. ТАТЬЯНА ОСИНЦЕВА

***

Бессонница. Побелка в небеса.
А бес в ребро, чем дальше, тем желанней
Та чистота, в которой нет свиданий,
Тот белый свет – бессмертная роса.

И, правда, от следа и до стыда
В любой грязи есть право на ошибку,
Не дай мне, Бог, пытать златую рыбку
И унывать, и волочить года.

Пусть у порядка собственный простор,
А хаос прибывает размноженьем,
Но в нём царит беспечное спасенье,
Старья и старины весёлый спор.

Ты снова жив в кругу метаморфоз,
Ты в переходе скрипочкой играешь,
И терпелив, как будто бы всё знаешь,
Хотя в тебе гремят остатки гроз.

Остатки невменяемых чудес,
В которых нет намёка на удачу,
А было ли, а стало ли иначе
Для рыбки золотой в сетях небес.

10670004_701819113219572_769132774658881961_n

***

Возможно, смерть – фигура речи
И возвращенье в форму точки,
Возможно, это тоже встреча
И запоздалые цветочки.

Возможно, светопреставленье
И безнадежное паденье,
Но, кажется, что это чтенье,
А мы лишь слоги искупленья.

И детские цари вниманья,
Которых радует «ничто же»,
В сетчатке слова оправданье:
Пока ещё мы живы, Боже.

Пока мы что-то обещаем
И огород нагородили,
И так прощаем, что нищаем,
И не забудем, как любили.

Всё мера малого порядка,
По кругу катится повозка,
Сначала ляпки, после прятки,
Качели, белая берёзка…

***
Вопрос уходящей натуры,
Стареющей, вянущей, ржавой —
Неспетые сны трубадура,
В которых ни денег, ни славы.

А случай напрасного лета,
Коротких огней замыканье,
Шуршит, словно ёж и газета,
Цветной некролог на диване.

Суровый мешок для картошки,
Глазастой смородины иски,
Но где-то ветра неотложки
И тайные с неба записки.

И утро утиной охоты
В туманном болоте рассвета,
Летящая жизнь на излёте
И морось в кустах бересклета.

***
Всё мячик, красный мячик виноват.
Всё мальчик виноват, ему неймётся.
И в той надежде поживу немного,
И счастлив, и бездумен, как поток.

Простор всегда немного синеват.
А ангел прост, но и ему неймётся,
Он охраняет маленького бога
И тишины священный кровоток.

А «слёзки на колёсках» — нам грешно.
И Родина, конечно, гений места,
О, стрекозиный треск — велосипед,
Не напугай ту неба половину,

Где плачет мальчик, хоть ему смешно,
И жизнь вонзает ножик повсеместно,
Но нас зовут как будто на обед
В пустой приют (когда-то был невинный).

Оставь сирень для Пушкина в саду,
Весь мир – живот, живёт, ему неймётся,
И для идей не нужен приворот,
А свежий ветерок, да Тихий Свете.

Но кто-то ж виноват и на беду,
А он надеется, что вновь проснётся,
И «слёзки на колёсках» — поворот,
Где подорожник – тоже наши дети.

***
Всей этой жизни кавардак,
Что мы верстаем в час по ложке,
А подбираем с неба крошки,
И эдак, и ещё вот так!

В медовом дне аквамарин
Полощет пьяные платочки,
Ещё не зеленели почки,
Но вдалеке гагачит клин.

Пригорок крут, и ветер – брань.
У кромки гор синеет лето.
И звон – звоночек первоцвета,
Пока не наступала рань.

У этой книги лопушок
Вот-вот и вылезет на счастье,
И лес прозрачного причастья
Берёзовый разбудит сок.

548581_575212269172521_1326882982_n

***
У берегов Отчизны вещей,
Что сердце-бабочка хранит,
Где Чусовая тихо плещет,
И клад подземный говорит.

Где разнотравье пахнет мятой,
Любя сиреневый цветок,
Молчание всегда богато,
И по-славянски шепчет Бог.

Где в жизни малой и поспешной
Так простовата благодать,
Хотя бы это был орешник
Или разбитая кровать.

А золотистая солома –
Вся чудо и святая дрожь!
И что ни поворот – ты дома.
И без любви ты не живёшь.

***
Как человек другому нужен,
Как ищет, кличет своего,
Как угасает без него
И с пропастью бедовой дружит.

Такая горечь в этой стуже,
Без друга жить, без одного,
И ты всё дальше от него…
И дом пустой, а ты снаружи.

О, как невыносимо нужен
Один другому человек,
Зачем мне сто библиотек,
Когда б один пришёл на ужин.

***

Куда мы все вернёмся,
Когда совсем умрём?
Как будто бы споткнёмся,
И вот уж новый дом.

За той границей тверди,
Конечности вещной,
Течёт судьба, поверьте,
И длится выходной.

Ни праздности, ни срама,
Сновидческий централ,
А смерть всегда упряма,
Не хочешь, а попал.

Душа – большая тайна
И странница без уст,
Была б она случайна,
Не стал бы вечно пуст.

А так в метаморфозах
Есть севооборот,
Мы топчемся на розах,
Сквозь нас вода течёт.

Мы – атомы и вспышки,
И золотой песок,
И выигрышные фишки —
Психеи новый срок.

17173_105625582797861_100000512599842_149615_7994945_n

***

Меня волнует слово «море»,
Но более меня волнует
Тот человек, что принял горе
И сам в себе его бедует.

И слово «знак» меня волнует,
В котором графика спасенья,
Но в нём, бывает, ветер дует,
А смысл корячится в значенье.

Ещё меня тревожит «слово»,
То слово, что звенит и снится,
Хотя в нём плавится основа,
Оно рисуется и мнится.

И слово «боль» меня волнует,
Хотя любовь, скорее, слышу,
Из всех чудес, в которых чует,
Из всех путей, в которых дышит.

Ещё «прости», ещё «спасибо»,
«Стяжи дух мирен», мудрость, прОсти,
Меня волнует слово «либо»,
Совсем немного слово «гости».

И слово «имя», в нём же мета,
И слово «дух» и «духовитый»,
…Зимы конечная примета,
В которой будешь не убитый.

264359_244391032254648_100000512599842_1046377_2880319_n

 

6. АЛЕКСАНДРА ПОЛЯНСКАЯ 

ПОПЫТКА ПРОЩАНИЯ

* * *
Я боюсь – эта лампа уже отгорела:
Отнимаются ноги и немеет язык,
И тебе изменяет предательски тело –
А ты к этой измене еще не привык

* * *
Я уже не помню лиц
всех своих любимых,
И склерозом смазаны
многие черты.
В памяти изменчивой
сложные извивы
Намертво впечатался
крупным планом – ты.

Не стереть, не отменить –
чётко помню встречи,
Помню настроение,
помню время дня…
Лёг крестом на жизнь мою
баламут беспечный —
И из женщин вычеркнул
грешную меня.

0_raya

* * *
Всех, кого помню, -люблю.
Разлюбленных – позабыла.
Память врачую свою
Ветреным словом «было».

Фотографические черты
Вклиниваю в картоны
И фантастические мечты
Храню в сундучке бездонном.

* * *
Поздно посеяла я цветы:
у других расцвели —
у меня только всходят.
Увижу ли
Распустившиеся бутоны ?

* * *
Я теперь даже встречи не жду.
Мне теперь до тебя —
До Шанхая пешком выйдет ближе.
В безлюбовном скрипучем аду
Страшны те, кого рядом вижу.

Polyanskaya

* * *

Шалфеем синим зарос откос
Да донником непримятым,
И сединой ковыльных волос
Ветер играет мятный.

Но в слишком спокойном взгляде беда
Скомкалась серой ватой…
В твоем безразличии навсегда
Останусь я виноватой.

185903_200064850020600_100000512599842_769273_3999048_n

ПОПЫТКА ПРОЩАНИЯ

Да будет Бог тебе судьёй,
А я не осужу,
Лишь поминальною кутьёй
В дорогу провожу.

Я для себя решила так —
И ты мне не перечь:
До дыр протёр мне жизнь наждак
Нечастых наших встреч.

* * *
А это была прощальная гастроль,
Поминальная пастораль…
Так глубоко запихала боль —
Догадается кто едва ль.

Там — на самом дне,
Там — в кромешной тьме
Возрастает моя смерть —
Недолго осталось сметь.

Расцветает разрыв-трава —
Боли, буйная голова!
Сердца тоже совсем не жаль —
Не трудись загадывать вдаль.

Не загадывай — не исполнится,
Не успеется, не запомнится,
Не загадывай, душа-странница —
Собираться пора, каяться!

* * *
Стёрся острый угол треугольника –
Упростилась фигура в линию,
И её незамкнутость тянется
В бесконечность от безнадёжности.
Не мешайте с алгеброй геометрию –
Упрощением здесь не решается,
Только место пустое останется
От фигуры на нашей плоскости,
И проляжет кривая линия,
И не факт – её пересечение.

 

7. SWIETOSLAWA

***
Я точно знаю, что не напишу…
Листом осенним кружат смс-ки,
И неотправленного осторожный шум
Рождает образ стертый и нерезкий.

Я точно знаю, что не напишу…
Давно дождями перекрыты чувства.
Не отвечай мне, я тебя прошу,
И от взаимности бывает тоже пусто.

Я точно знаю, что не напишу…

© Swietoslawa

***
Между мной и тобою
Всего лишь четыре часа…
Скоро полночь накроет,
И будут летать чудеса.

Снова выпадет белым
Утомленного сердца тоска
И пробьется несмело
Одиноким лучом у виска.

Между мной и тобою
Всего лишь четыре часа…
И незримой любовью
Охраняют наш путь Небеса.

© Swietoslawa

***
Рвет октябрь календарь,
Обнажает дали.
И кленовая киноварь
С ветром улетает.

Засыпает пораньше день,
Остывают ночи,
А седого мороза тень
Свою власть пророчит.

© Swietoslawa

***
Мороз обнажает структуры на листьях,
Делает четче края.
Прожилок березовых тонкие кисти
В поблекших цветах янтаря.

Дрожащих осинок зеленые краски
С белесым налетом зимы.
Опавшей листвы карнавальные маски
В объятиях снежной каймы.

Художник в ночи управляется ловко,
Эскизы грядущих картин,
Узорные вязи причудливой ковки
Готовит для зимних витрин.

Мороз обнажает структурные нити,
Делая четче края.
Но солнцем дневным обогретые листья
Спрячут свои вензеля.

© Swietoslawa

598598_575212195839195_1014792206_n
***
Я тебя не узнала…
В увядании свои плюсы.
На перроне вокзала
Отголоски блюза.
Прости, не сказала,
Что приезжала.
Долгожданных часов было бы мало,
А случайных не было бы вовсе.
Осень…
Наша осень захлебывается листвой…
Я тебя не узнала
Той весной…

© Swietoslawa

***
С улыбкой тёплой машет лето:
«До новой встречи через год!»
И астр прощальные букеты
Прохожим щедро раздает.

Ласкает солнце: «Не грустите,
У осени есть тоже плюс,
Совсем немного подождите-
Я обязательно вернусь!»

В объятиях дремотной тени
Чуть погрустнели небеса…
Открыла календарь осенний
Тумана сизого слеза…

swietoslawa

© Swietoslawa

***
Засыпать под стук дождя
И слышать: день смеется, уходя
За горизонт,
В руках сжимая старый зонт
Звездный.
Поздно
Говорить слова прощания —
Будут еще свидания.
С другим, лучшим…
Колыбельную дождя слушать.
И где-то тихо вторит в такт:
Тик-так…
© Swietoslawa
Желтый лист на капоте Forda –
Завершающий звук аккорда –
Это осень симфонию пишет,
Ты прислушайся: тише, тише…
Вздох листвы об ушедшем лете
В красновато-лиловом цвете –
Это подвиг Любви, поверьте,
Проливается в жизни смертью.
В этом добром сияние взгляда –
Обожанье любимого чада,
Полный круг, заполняя млечность,
Позовёт за собою в вечность.
Всплеск воды тишину раскрасит –
Мой привет тебе, друг-карасик,
Я с тобой и душой и телом
В этом мире, а мир то – целый!

 

8. ЗОЯ СОЛОДОВНИКОВА

ЗАРИСОВКИ ОСЕННЕГО НАСТРОЕНИЯ

* * *
Бросает осень на листву свой первый взгляд,
Как жаль, но время не вернуть назад,
Уныло стелется пожухлая трава,
Прозрачен воздух, ясна голова.
Увы, меня не посетил прозрения дар,
Но сердце любит, хоть погас пожар,
Когда-нибудь, уйдя в другой разряд,
Мои стихи ты прочитаешь, брат,
И вынесешь убийственный вердикт,
Что голос мой был слаб и даже тих,
Что ж, сила слова не всегда видна,
Она в любви, но та не всем дана.

Zoya_Solodovnikova

 

* * *
Покрылась золотом остывшая земля,
Тревожным заревом пылают тополя,
И клён-кудесник через пару-тройку дней
Предстанет обнажённым перед ней.
Цикличность радует, но навевает грусть:
Вот кажется, что в счастье окунусь,
А знаки ширятся, как крУги по воде —
Замри, остановись иль быть беде…
Но радость снова открывает двери в дом
Своим непредсказуемым ключом,
Вот тут бы замереть, но жизнь течёт,
И я приветствую свой новый поворот.
* * *
Я, несомненно, в тебя влюблена,
Вся моя сущность пронизана дрожью,
Хочется выпить отраву до дна,
Выпить до капельки с кровью и ложью.
Но почему через толщу веков
Ты протянул мне бессмертия руку?
Даже твоих не читая стихов,
Я обреклась на любовную муку.
И ощущаю дыханья тепло,
Яростный крик возбужденного риска…
Что же в тебе так меня потрясло,
И раскалило пространство до визга?
dream15x15
* * *
Как ты величественно низок,
И так божественно велик,
Какими волнами пронизан
Твой недоступно дерзкий лик?
Мне дороги твои пороки,
Твоя гармония стиха –
В ней явствуют другие сроки –
Другого времени строка.
Их скрытый смысл меня тревожит
И разрушает, и влечет —
Здесь связь веков, и стал возможен
Через столетие наш полёт.
* * *
О муза! Как ты бессердечна
Своим бездушием глухим,
Как молчаливо безупречна
К страданиям горестно-немым.
Тебя не трогает величье,
Тебя не греет красота,
Ты в совершенстве безразлична
К упрекам, только пустота
Тебя в безумстве привлекает
И пробуждает снова жить
И опустевший начинает
В неистовстве себя творить!
* * *
В глазах – расстрельная статья,
В губах – ни сладости, ни песни,
А выше гнева лишь тулья
Твоей нагромождённой мести.
Ты был со мной, но не моим,
Слова, как дым струились ядом,
Так легкокрылый Серафим
Бывает призрачной наградой.
Но приз хорош рассветом дня,
А вечером уже не нужен…
Ты был – как праздник, Бог Огня,
А нынче – только отутюжен.
* * *
Утихомирилась моя былая страсть,
На черном фоне белым расписала,
И, без утайки, скромно улеглась
Поверх кричащего в экстазе покрывала.
Рисунком смелым извергает ум
Не воплощенных замыслов лавину,
Как будто стая ошалелых пум
Вгрызается когтями в пуповину.
И стонет мысль настоем из отрав,
Услужливо преподнесенным с детства,
Пленительный букет из трав:
Разврата и наивного кокетства.
Я на себя смотрю со стороны –
Где та, что опьянялась от восторга?
Как оказалось, вовсе не нужны
Все разновидности с собою торга.

automn_15x15
* * *
Мне уютно и тепло
В глубине твоих речей,
Будто резкость навело
Ярким скопищем огней.
Отражением времен
Загудели провода,
И мелькают, словно сон,
Уходящий в никуда.
Позовусь, коль позовешь,
Только россыпи из слов
Светят, как ни назовешь,
Мишурою париков.
И невольничий акцент
Лег пылинкой на бордюр,
Как весомый аргумент
В пользу жизни от кутюр.
МОЛИТВА

Отврати от меня эту блажь,
Дай возможность затихнуть, уснуть,
Если жизнь лишь прекрасный мираж,
Раствори меня в нём и забудь.
Дай мне силы уйти от родных,
Отпустить на свободу детей,
Пережить апперкоты под дых,
Уходя из пространства друзей.
Дай возможность стихами пролить
Беспокойный ментальный поток
И, вкушая забвенье, испить
Этот, душу сжигающий сок.
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —
Дай мне уйти безропотно из зала,
Где красоту стегают по бокам,
Где хриплый рык звериного оскала
Любовно тянется к босым ногам.
Я здесь в прошедшем времени скитаюсь,
Осколки чувств сжигая на ходу,
Освободиться от себя пытаюсь,
Чтоб ты услышал и сказал: «Иду!»
Заполни пустоту земного лона
Сияющим величием огня,
И безудержным эхом горных склонов
На тысячи лучей разбей меня!

 

9. ЕЛЕНА ЧЕБЫКИНА (ВИХРЕВА)

chebykina-cov1

***
Косноязычен и тяжел высокий слог,
Он, запинаясь, проговаривает гулко
Простые истины. Невыучен урок!
Блудим по жизни. Всё петляем переулком.
И, задыхаясь от погони, воздух ртом
Хватаем жадно, хрипло. Бег по кругу…
Простые истины мы постигаем всем нутром
К исходу жизни — так безжалостно и грубо!

***
Не дай же мне, Боже, опять занырнуть в эту реку!
Я бью плавниками-ногами, как сильная рыба.
Но тянет в пучину! Затянет! И каменной глыбой —
На самое дно. Там лежать до скончания века.
Но я не хочу! Здесь вверху — так свободно, красиво!
Хватаю отчаянно жабрами — легкими воздух.
Не надо! – кричу в эту черную стылую воду,
Куда меня тащит таинственной страшною силой…
Не мрамором белым лежать под зеленою тиной!
Не кладом подводным под тяжким немым многотонньем!
А — птицею вольной взлететь из разжатой ладони.
А – горлинкой дикой пропеть в небесах свои гимны…

***
Моя сума тоща, легка —
Кусок чужого мужика,
Горбушка хлеба почерствей,
Да тройка — парочка друзей,
Бродячей кошки вольный дух,
Ни сплетен, ни дурных подруг.
Лишь небо, небо над тропой!
Над полем, лесом, надо мной.
Моя судьба проста, горька,
Как у любого бедняка,
Как и у каждого из вас,
Кто на Земле живет сейчас.
Из ярких звезд и черных дней,
Из света, тьмы, полутеней,
Из лжи и правды — до сих пор
Я тку своей судьбы ковер…

IMG_1689

***
По тропиночке —
Вели, вели, вели,
За две рученьки
Держали, как могли,
Каждой ночью
Зажигали огонек,
Чтоб светил
И согревал в пути как мог.
Спотыкались
Резвы ножки в темноте,
Но сияли
Огоньки на той тропе,
Что вела меня,
Вела, вела, вела
От родимого
Далекого села.
Кто-то странный-
Незнакомый, но родной
Каждый вечер
Разговаривал со мной,
Уговаривал:
Хоть не видать ни зги,
Ты иди,
Моя голубушка, иди!

***
На моей земле, на моей Земле
Наступает ночь, наступила ночь.
Догорит в золе, догорел в золе
Свет вечерних зорь. Ну, а мне – невмочь.
Я уйду в поля, я ушла в поля,
Все живое спит, снизошел покой.
Но болит душа, и болею я
Неземной тоской, неземной тоской.
Пахнет ночь вокруг, пахнет все вокруг,
Как пожарищ дым, как пожарищ дым.
Где-то бомбы рвут, где-то вопиют :
Помоги, Господь, нам, рабам твоим!
Где-то помощь ждут, где-то мать кричит! —
Не бежит слеза из иссохших глаз…
И покоя нет. И Земля не спит.
У нее – болит… Как у всех у нас…

***
Прозвенели в траве: «Мы из разных миров!»
Расписались на небе пером золотым,
Просверкнули змеей. Мощным ревом быков
Протрубили в степях древним зовом своим.

Но – сияет звезда в общей карте ночей.
Но сияет для всех – притяженьем для глаз
Для людских и звериных неспящих очей.
Та одна, навсегда, и вчера, и сейчас.

Пуповиной незримой натянута нить
Между каждым живущим : травинкой! Зверьем!
Как болит! Не порвать. Остается нам – жить.
В параллельных мирах — вместе в мире одном…

palmanah-derevnia

рис. А Сашневой для книги Е. Чебыкиной «Хоть черными играла я…»

***
И август, август пробегает стороной ,
Печалясь музыкой дождей- ночных мелодий.
Роскошный лес с еще густой листвой
Еще по-летнему богат и превосходен,
Еще грибы рассыпаны в траве
Пригоршней щедрой кем-то нам в подарок.
И дразнят шляпками. И я спешу в ответ
Сорвать под елью груздь — он свеж и ярок!
Но это — лист березы…Желтый лист…
Мне весточку свою прислала осень
Из будущего. И стихает птичий свист
Среди ветвей вечнозеленых сосен.
И череду нежарких светлых дней
Нам дарит лето перед расставаньем.
И август, остывая, все милей
Невыразимой нежностью прощанья…\

griby

***
Снова осень стоит у мольберта
С разноцветной ярчайшей палитрой
И раскрасить зеленое лето
Навострилась с улыбкою хитрой.

И сперва осторожною кистью
Лишь с десяток охряных мазочков
Нанесет по холсту нервно, быстро —
Ряд рассыпанных в кронах листочков.

Нанесет — и посмотрит лукаво:
Хорошо ли? Заметили, люди,
Что старалась я тут, рисовала?
Приготовьтесь! Ведь то ль еще будет!

И добавит оранжевых гроздьев
На тончайшие ветви рябинок,
И подкрасит кармином по моде
Кромку бледно-зеленой осины.

И пойдет свистопляска у ведьмы!
Рыжих трав! Золотых и багряных
Ярких красок! Заляпан передник
У художницы щедрой и рьяной.

И такой станет сочной картина!
Так в лазури засветится манко!
Что прощаешь ей все – этой дивной
Разукрасившей мир хулиганке!

***
Ты слышишь — набат?
Проливается «Град»
На судьбы людей, на живые тела!
Сжимаю кулак-
Кто и в чем виноват,
Что дом наш окутала черная мгла?
Ты слышишь – гремит?
И звенит детский крик.
Он сердце мне рвет, убивая меня.
Ты – ухом к Земле!
Ощущаешь? Дрожит.
В бессилье и ярости. Так же, как я.
Всё шире пожар.
Кровью взбух капилляр!
Всё яростней взмах
И всё гулче набат.
И пушки – в прицел.
Кто останется цел?!
А Музы – кричат!
Вопиют и кричат.

ekb-2

Татьяна Осинцева и Елена Чебыкина (Вихрева)
в Екатеринбурге на премьере книги.

***
«Помотались бы — да не к кому уж ныне», —
Говорит мне продавщица Оля,
Когда сетую, что ездим в выходные
По полтыщи верст – к отцу с сестрою.
«Наши умерли давно». Смахнула слёзки
И стоит, перебирает груши.
«Нынче сливу привезли. У нас в киоске
Ох и сладкая. Бери! Меня послушай».
Я беру. Меня на этом рынке
Знают все, кто за прилавками — рядами.
Пожилые продавщицы — Верки, Зинки-
На натруженных ногах стоят годами.
Мужики давно спились – да, ну, и ладно,
А на бабах – и мужья, и дети.
Новостями делимся. Изрядно
Знают всё про всех – любые сплетни.
Знают про меня – отец хворает.
Ездила, вот, огород копала.
Знаю я, что Лёнька «зашибает»
И с работы выгнали – нахалы.
Так живём. То делимся советом,
То друг другу помогаем утешеньем.
«Ты терпи, родная. Надо ехать.
Это деду — наилучшее леченье»…

IMG_5275[1]

***
Разлетелись, как птенцы. Вспорхнули птицы
Из родного безопасного гнезда.
Что ж грущу я? Ведь пора проститься
Расставанье — это горе, не беда.
Расставанье — это умиранье.
«Расставанье – это маленькая смерть»…
Проглочу ненужные рыданья:
Птицам надо же когда-то полететь?
Улетают, улетают, улетают.
Что ни день – берут билет на самолет.
На крыло встает ребячья стая,
И – к вершинам, где разрежен кислород,
Где снега, где ледяные горы,
Где всерьез взрослеют – не игра!
Жаль вот, вырастают слишком скоро
Эти птенчики. И снова в путь пора.
Улетают. Улетают. Улетели
Мои глупые и милые мои
Улетели в жизнь большую – как хотели.
И кусочек сердца унесли…

***
Такое есть фото в альбоме у многих женщин:
На фото их «бывший» не клят еще, не развенчан,
На фото их « бывший» — смеётся и держит ребенка,
И плещется счастье в наивных ребячьих глазенках.
Такое есть фото, есть фото у каждой « бывшей» .
Рука не поднимется выбросить – память выше
Обид и страданий. Не стоит слезы ребенка.
Но все же на фото не может смотреть «разведенка».
И вроде наладилась жизнь и прекрасна. Но всё же
На эту картинку спокойно смотреть не может.
Как будто порвали… не фото, а душу порвали.
И эти глазенки ! … Отцы их навеки предали…

***
А в выходные – по прогнозам снег.
С утра виски мне ломит от давленья.
Но я на улицу спешу, чтоб с наслажденьем
Пройтись. Ведь я — уральский человек!
Пройтись, вдыхая аромат листвы
Опавшей — бурой шкуры тротуара,
Подставив щеки под лучи: такой подарок —
Неделя солнца и небесной синевы!
Любуюсь всем — рябинами, травой,
В распахнутом плаще брожу беспечно
И северяне — земляки навстречу
Бредут веселой и расхристанной толпой.
Все налегке. И радуемся мы
Теплу, что впитываем каждой порой кожи,
Теплу, которое почувствовать не сможем
Все семь холодных месяцев зимы…

IMG_1688[1]

***
О, чём же плачешь ты, о чём?
Не надо плакать.
Пройдет и эта боль, как сон,
Лишь тронув лапой.
Приходит старость к нам и грусть.
И сожаленья.
Осенний дождь. Осенний блюз.
Былого тени.

Садись скорей за свой рояль,
Нажми на клавиш.
Я так люблю! Я жду, когда
Ты мне сыграешь.
Споешь мне наш любимый блюз,
Забыв ненастье.
А, я, не размыкая уст,
Замру от счастья…

***
Ох, и долго ж я тебя любила!
За тобой, как на верёвочке ходила.
Вечерами горько плакала, ждала,
Опускались руки и не шли дела.
Ох, и долго по тебе страдала,
Всё минуты до свидания считала,
Всё пыталась повкуснее накормить,
Всё старалась посильнее полюбить.
Да увяли на окне цветочки,
Да годами ты не слал ни строчки,
Застоялась, видно, охладела кровь,
Заржавела, видно, старая любовь.
Ох, и долго я тебя любила,
Ох ,и долго за тобой ходила…

IMG_1686

***

Как пусто в доме стало без тебя —
Хотя наполнен, вроде, голосами.
Хотя пью чай с ежевечерними гостями,
Хоть ластятся ко мне коты, любя…

Как осязаема густая тишина!
Я столько дней с тобою говорила,
И слушала тебя в ответ, мой милый,
Что тишиной сейчас оглушена..

IMG_1687[1]

 

СТАТЬ УЧАСТНИКОМ АЛЬМАНАХА

cover_11_15s

Leave a comment