проза: Светлана ПРОКОПЧИК. Делить на ноль. Суицид

кабинет

Светлана ПРОКОПЧИК

Делить на ноль. Суицид

Навеяло.

Попытки обывателей объяснить, что же такое суицид, лично у меня вызывают только отвращение. Потому что сидит человек, обычный, считающий себя нормальным (ну там может быть немножко хандры, фобий, в общем, то, что у всех). Для него сама мысль, что кто-то добровольно ушел из жизни, — отталкивающая. Нет, не отвратительная. Она в действительности страшная. Она напоминает обывателю, что все мы смертны (а он в глубине души мечтает жить вечно — ну вот-вот же таблетки изобретут, мы еще застанем это светлое время, — и даже иногда шутит на эту тему в доверенном кругу). Что смерть — она вот тут, рядом. Именно страх смерти, кстати, объясняет и ужас людей перед онкологическими и психически больными людьми. Потому что они — Смерть во плоти. Смерть, которая уже пришла, но пока не спешит, она приняла из рук хозяина рюмочку и смакует… оглядывая гостей. И пусть все знают, за кем она пришла, никто не может отделаться от ощущения, что она присматривает следующую свою жертву.

И тут суицидники. Люди, которые совершили страшнейшее с точки зрения обывателя преступление. Они пренебрегли жизнью. Добровольно. Для обывателя этот поступок не более понятен, чем менталитет инопланетян. Любой, у кого есть шрамы от неудачно попиленных вен, это знает. Как люди «тактично», но уж больно выразительно отводят глаза, как с плохо скрытым ужасом спрашивают «скажите, это ведь не то, что я подумал(а)?». И какое у них непередаваемое выражение лица, если где-нибудь в компании, перебрав горячительных напитков и развеселившись, ляпнешь не подумав…

Но люди хотят думать о себе хорошо. Желательно — лучше, чем о других. Вот и начинается «понимание». В действительности с пониманием нет ничего общего. Люди пытаются изобрести толерантную обертку, которая позволила бы им смириться с этой инопланетной логикой. Стерпеть в своих рядах чужака и даже подружиться с ним. Мне иногда кажется, что так у людей срабатывает «комплекс укротителя». Потому что никто из тех, для кого суицид преступление против природы, не считает самоубийц нормальными. Что бы они ни говорили.

Начинаются поиски «причины» и объяснение «механизмов». То ли это эскапизм, то ли это невыносимая психическая боль, то ли трусость и безответственность, то ли болезнь (а здоровое толерантное общество, конечно, обязано относиться к «больным» деликатно). Лично я за такими рассуждениями вижу попытку расчеловечить непонятное. И — попытку самоутверждения, превознесения себя над теми, кто «не справился».

А я скажу так. Суицид — это то, что может случиться с любым. Просто мозг получает в качестве приказа — задачу «деления на ноль». Попытка выполнить этот приказ может восприниматься как боль, как страх, как что угодно. Убедившись в невозможности выполнить приказ, мозг требует… перезагрузки. Но система несовершенна.

Вот и всё.
Засим искренне желаю всем, чтобы им никогда не пришлось «делить на ноль».

Leave a comment