Константин ГАЁХО. Рассказ

ПРОЗА

Как вы уже знаете, Константин Гаёхо — актер театра «Особняк», что в Санкт-Петербурге и блестяще сыграл одну из главных ролей в фильме А. Сашневой «Раскольников. Мармеладные облака». Кроме того, Костя прекрасный беллетрист. Он не придает этому значения, но читать его на ФБ — одно удовольствие.

Константин ГАЁХО
ЕБЕНА ДАЛЬ

И вот подошли ко мне три молодых и красивых милицанера.
— Здравствуйте.
— Здравствуйте.
— Что это вы тут делаете?
— Да вот, сижу, на солнце смотрю.
— Вы знаете, что распитие спиртных напитков в общественном месте воспрещается?
— Конечно, знаю: распитие спиртных напитков воспрещается на общественном транспорте, в медицинских учреждениях, учреждениях культуры, образования и…
— Нет, вы не знаете. Теперь распитие воспрещается в любом общественном месте.

Передо мной пролетела вся моя жизнь. Где я только не побывал — в обезъянниках, автозаках, вагончиках с решеткой, в тесноте заднего сиденья машины-козелка, и в общей камере, где проститутки лили слезы, а кто-то пьяный и богатый рвал на куски и разбрасывал крупные купюры, лишь бы не досталось милицанерам. Я вспомнил, как меня били прикладом по лицу, как у меня вынимали из карманов последнее, как смеялись надо мной с утра, когда я вспоминал про закон и порядок…

Милицанеры были молодые и красивые. Но их было трое. А я один. И мне за сорок.

— Я не распиваю, — сказал я, — я просто сижу.
— Но у вас в руках открытая бутылка пива. Этого достаточно.
— И что с того? Я открыл бутылку и теперь не могу ее закрыть. Вы видели, как я распивал? Не видели. А знаете, почему? Потому что я действительно не распивал. Я просто сижу с бутылкой и смотрю на солнце.
— Ладно, — сказали молодые милицанеры, — вы бутылку спрячьте куда-нибудь, а то тут дети ходят. До свидания.
— До свидания.

И ушли в ебену даль…

КАБАРЕ

Антрепренёр, торговец душами,
Мне в уши пел, смотрел мне в рот:
«Вчера вас все так жадно слушали,
Так трепетно…». Я знал — он врёт.

Да, мы имели власть над залами,
Разбрасывая мишуру.
Он знал, и с ним все вместе знали мы —
Я каждый вечер тоже вру.

Кому не воспарить над крышами,
Кому иметь успех у дам…
Он знал — за то, чтоб быть услышанным,
Я душу дьяволу продам.

В уборной томно пахнут лилии.
Вчера гуляли от души —
Шампанское на скатерть вылили,
Помыли руки и ушли.

МАМА ВЫГНАЛА ИЗ ДОМУ

Однажды в ночи шел я домой с репетиции, на которой пытался изобразить поэта Андрея Белого. Передо мной брел в том же направлении человек – лет за пятьдесят, с благородной сединой, в очках, футболке… и без штанов, в одних трусах. Босые ноги, наспех всунутые в нелепые кеды, несколько заплетались.

«Если вы обнаружили, что идете по улице, и на вас нет штанов, то, скорее всего, это сон» — вспомнил я завет отца. Но что делать, если вы идете по улице совершенно трезвый и встречаете человека без штанов и в очках, отец мне не сказал.

Я попытался обогнуть его и обогнать, но он заметил меня, повернулся и произнес очень жалобно, медленно и отчаянно:
— Молодой человек… Простите, пожалуйста… Меня мама выгнала из дому… Можно вас попросить?… Купите мне баночку пива… Пожалуйста… Меня мама выгнала из дому… — повторил он и, вытянув шею, уставился на меня с тоской и надеждой.

— Извини, любезный, — немного фамильярно ответил я, — был бы рад купить тебе баночку пива, но ты знаешь, который теперь час? Пива уже не продают. Нельзя. Закон-с.
— Продают! Продают! — сказал человек без штанов, и в печальных глазах его засветилась радость (извините за пошлые словосочетания, но так оно и было) — Вон в том ларьке, через дорогу, продают!

— Ну хорошо, если ты так уверен, так и быть, пойдем в ларек.
— Простите… Еще раз простите… Вы не могли бы сходить сами? Я не могу… В таком виде… Меня мама выгнала из дому…
— Слушай, ты в таком виде прошел уже как минимум два квартала, пока я тебя не нагнал. Чего теперь стесняться то? Если хочешь пива, пошли вместе.

Мы дошли до ларька. Было видно, что там его узнали.

— Здравствуйте. Не дадите ли нам пива? Если можно… Очень нужно… — спросил я.
— Дадим, дадим, — отвечали из окна с улыбкой то ли ласковой, то ли насмешливой.
— Какого тебе пива?
— Ну, вот этого, если вам нетрудно, — человек без штанов указал на какое-то дрянное пиво, стараясь прятать нижнюю часть тела под прилавок, — две банки.
— Ну что ж, дайте вот этого две банки, — сказал я…
— Простите ради бога, простите еще раз, — зашептал человек, — Не могли бы вы угостить меня сигаретой? Всего одной сигаретой. Меня мама выгнала из дому…
— Какие у вас есть самые дешевые сигареты? — спросил я в окошко. Денег у меня было немного, но в то время еще были какие-то…

— Спасибо вам большое! — сказал человек без штанов, — Спасибо! А это вам! — и протянул мне банку с пивом.
Я совсем не собирался пить пиво, но отказаться было невозможно. Я сделал из вежливости глоток и сказал:
— Ступай-ка ты, брат, домой. И, это… Береги маму. Очень тебя прошу, береги маму!
— Я маму очень люблю, — сказал человек и побрел, хлюпая кедами, через дорогу…

Пиво оказалось действительно дрянное, и я оставил початую банку где-то на скамейке — может, пригодится кому… Какой вывод из этой истории? Никакого, кроме того, что, судя по отзывам зрителей, образ поэта Андрея Белого мне в итоге удался и произвел большое впечатление.

Leave a comment