события: Евгения ГОЛОВНЯ — гений документального кино покинул нас.

события

1 декабря 2016 года от нас ушла режиссер документального кино, сценарист, продюсер, член Союза кинематографистов России Евгения Викторовна Головня.

Eugenia Golovnia

Википедия

Евгения Головня родилась в Москве, в семье кинематографистов. Дед — Анатолий Дмитриевич Головня, — известный советский кинооператор, один из основателей русской операторской школы, профессор ВГИКа, заведующий кафедрой операторского искусства. Бабушка — актриса немого кино, мать — главный редактор творческого объединения на ЦСДФ. Окончила инженерный физико-химический факультет Московского химико-технологического института им. Д.И. Менделеева, затем отделение режиссуры неигрового кино высших курсов режиссёров и сценаристов (мастерская В. Трошкина), затем курсы повышения квалификации по специальности «режиссёр теле- и видеофильма». Работала внештатным журналистом в газетах «Вечерняя Москва», «Социалистическая индустрия», в журналах «Смена», «Крестьянка», «Молодая гвардия».

В 1976—1990 гг. — режиссёр ЦСДФ. В 1990—1992 гг. — художественный руководитель студии «ЭГО» Всесоюзного центра кино и телевидения для детей и юношества (ныне — «Фонд Ролана Быкова»). В 1993—1994 гг. — директор студии документальных фильмов ТО «Экран».  В 1994—1998 гг. — художественный руководитель, режиссёр и продюсер студии «Архив — Коллекция». В 1998—2000 гг. — продюсер отдела фильмопроизводства ТТЦ «Останкино». С 1999 года — генеральный директор и режиссёр студии «Золотая лента». В 1982—1993 гг. преподавала монтаж во ВГИКе и на ВКСР. С 2004 г. преподавала курс «Основы режиссуры» на философском факультете МГУ. В кино более пятидесяти работ.

Сегодня простимся…

«Вспоминаю осенний день. Сентябрь? Вроде да. Бродили по желтым листьям с Катей и Женей. Пустоватые уже задворки ВДНХ. Такая осенняя Ялта в Москве. Сталинский ампир, пирамидальные тополя, белый ажур павильонов, тишина неба — только полоса, оставленная самолетом. Будто мелом по синему нарисовали.
Фотографии, зерна граната на тарелке. И мы все трое знаем и молчим. Стихи, обрывки песен. Мы улыбаемся — а какой смысл плакать? Разве слезы кому-то кода-то помогли? Нет.
Осенние желтые листья. Шор-шор… Шор-шор. Самое главное всегда в молчании.

Фильмы Евгении Головня, возможно, открыли новую страницу документального кино. Когда автор не просто рассказывает — как оно все было, но и создает образ события, времени, эпохи. Евгения Головня — поэт, эссеист документального кино. Смотришь его так же, как смотрел бы художественную ленту. Но в то же время, это и исследование. Наука понимать и чувствовать жизнь — вот, что такое кино. И эта наука, которую начал создавать еще дед Евгении Анатолий Головня («Механика головного мозга») проходит насквозь через все творчество династии. Образ — как он воздействует на восприятие зрителя? Механика чувства, восприятия, сила метафоры — это все те тонкие вещи, которые ловят зрителя в ловушку истории, в поток состояний, ведут через лабиринт Минотавра, чтобы потом вывести на свет катарсиса. Это то, что составляет профессию кинопроизводителя, режиссера. Это то, чем Евгения Головня овладела в совершенстве.

Преждевременный уход — Евгения могла бы снять еще не один фильм. Словно принимая эстафету от деда из начала 20-го века, она собиралась снять фильм о «квантовом переходе» — так она шутила над своей болезнью. Это невероятно огромный человек, который даже уходя оставил после себя свет. В каждом, кто встретился в жизни или посмотрел картины Евгении, осталась ее часть. Мне невероятно повезло, что я встретилась с этим великим человеком и режиссером и человеком. И мне жаль, что встреча была такой короткой.

Мы бродили втроем по осенним аллеям ВДНХ — Катя Головня, Евгения Головня и я. Мы словно соприкасались чувствами, ощущениями. Погружаясь вместе в воспоминания, в размышления о том, как устроен человек, мир, что есть мир? Путешествие Евгении Головня в этом мире заканчивалось, и все это понимали, но вместе с ней я чувствовала: смерти нет, рождения и смерть — это просто пересадки — аэропорты. Тело — это всего лишь капсула, в которой существует наш дух. И мы все встретимся там, в новом путешествии.»

(Александра Сашнева)

Об Анатолии Головня: «Первыми самостоятельными работами Головни были филь­мы «Шахматная горячка» и «Механика головного мозга». А в 1926 году на экраны вышел фильм «Мать», прославивший име­на двух молодых людей — режиссера В. Пудовкина и опера­тора А. Головни. В возрасте двадцати шести лет Анатолий Головня стал уже признанным мастером, одним из тех, кто вместе с Э. Тиссэ, А. Москвиным, Д. Демуцким закладывал основы советской кинооператорской школы.

«Мы бы­ли молоды, и мы дали друг другу клятву работать изо всех сил, а если ничего не выйдет, уйти из кино, Пудовкин — в химики, а я — агрономом в какой-нибудь степной район»,— тридцать два года спустя вспоминал Головня в статье в «Со­ветской культуре», посвященной 30-летию фильма «Мать».
В фильмах Пудовкина — Головпи немого периода — в «Ма­тери», «Конце Санкт-Петербурга», «Потомке Чингис-хана»,— несмотря на историзм сюжетов, отчетливо прослушивается пульс времени кипучей и боевой эпохи 20-х годов. В них все­гда присутствует особый воздух тех лет — неповторимый и живительный, в них смелость поиска, убежденность, страст­ное желание внести повое, индивидуальное.

А. Головня МАСТЕРСТВО КИНООПЕРАТОРА

Отрывок из книги:

«Слово ф и л ь м в буквальном переводе означает п л е н к а , в русском языке фильм называют более точно — кинокартина.

Художественную, игровую кинокартину создает коллектив творческих работников: сценарист, режиссер, оператор, худож­ ник, композитор, звукооператор, актеры, исполняющие роли. Но непосредственно у кинокамеры работают два человека: режис­ сер и оператор.

Перед камерой кинооператора завершается постановочная работа большого числа людей, создающих фильм. На негативе, снятом оператором, фиксируется результат творческой и про­ изводственной работы съемочного коллектива и студии.

«В руках оператора находятся те реальные технические воз­ можности, при помощи которых можно осуществить отвлеченный замысел режиссера. А эти возможности бесчисленны»1, — отмечал Всеволод Пудовкин, подчеркивая, что «мысль режиссера в его работе над выразительностью экранного образа получает кон­ кретное осуществление только тогда, когда технические знания и творческая изобретательность оператора идут в постоянном контакте, иначе говоря, когда оператор является органической частью производственного коллектива и принимает участие в создании киноленты с начала до конца»2

Leave a comment