проза: Александра САШНЕВА. Зоопарк. Нож. Ненависть. Однадевочка

проза

ЗООПАРК
Как-то раз сестра одного моего знакомого друга, с которым у нас было много общих инетересов, например даосизм и всякая восточная байда, познакомила меня с одним их общим знакомым соседом, с целью женить его на мне, а меня выдать за него замуж. Дело было вполне благое. Парень имел достойных родителей и квартиру. И, в принципе, можно было бы потом дружить семьями бесконечно долго, весело и комфотно.
Хо!
Таких зануд я в жизни не видела. Я пришла на свидание и начала выпадать в осадок.
«Жених» был одет по моде «стряхнул нафталин с дедушкиного пиджака». Но это не главное. Я люблю понтовые одежки, но терпеть не погу, когда парень уделяет им больше времени, чем мне. Так это дело не в этом. Дело в том, что двигался он прямоугольно. Все его движения были точно под прямым углом.
И все лицо — глаза, губы , уши — всо было прямоугольным.
Но… я пришла, надо было пройти испытание до конца. А вдруг все не так уж плохо? Вдруг это первое впечатление?
Мы сели в машину, и парень спросил меня куда я хочу. Я подумала, что лучше всего поехать куда-то, где можно мне, как минимум, выпить пару коктейлей и наплевать на прямоугольность. И чтобы нас разделяла не ручка коробки передач, а как минимум стол. Ну и чего-нибудь вкусненького. Под разговор.
Насчет секса я сразу решила просто — ни за что. Просто вежливость. Догулять до конца и потом некоторое время ссылаться на дела, медленно затухая в пространстве.
Но едва я открыла рот, чтобы высказать облако своих фантазий…
— Мы едем в зоопарк! — объявил жених и завел мотор.
— В зоопарк? А что там делать? — спросила я разочарованно. — Я вчера, например, там была.
— Ну там свежий воздух, и познавательно. И я там был год назад.
— Окей. Зоопарк — так зоопарк.
Не помню, о чем я вежливо говорила по дороге. Наверное, он говорил, а я слушала. Наоборот — вряд ли.
около высотки он припарковался, и мы пошли в зоопарк.
— Сейчас купим мороженое, — сказал жених.
— Не. Спасибо. Не хочу, — сказала я совершенно просто, мимоходом. Бывает. что я не хочу мороженного. Это был такой день.
— Нет. Мы купим мороженое, — сказал жених и остановился около киоска. — Тебе какое?
— Никакое, — меня начинало подбешивать. — Я же сказала — не хочу.
— Две «лакомки», — сказал жених, расчитался и протянул мне.
— Я же сказала — не хочу, — сказала я нервно.
— Бери! Ресторана не будет!
— Бля… — я взяла лакомку, проклиная все на свете — свои будущие липкие руки, жажду и прочее, чего мне не хотелось.
— Не матерись, — сказал жених, услышав мое «бля».
В этот момент сама собой представилась картина, как я тихо кладу мороженое в урну и молча ухожу, но тут же возникли призраки моих друзей и покачали головами.
Так мы дошли до зоопарка. жених купил билеты, и мы направились смотреть на хищников.
Хотя на клетке было написано, что зверей кормить нельзя, и в другое время я ни за что не сделала бы этого, я с безумным удовольствием швурнула мороженое в пасть тигру.
Оставшееся время я работала ушами — слава богу без мороженого.
— Ты совершила поступок маленькой невоспитанной девочки, — объявил мне жених и начал бесконечную лекцию.

Финал. Меня вернули на место, то есть в квартиру моих друзей. Мы попрощались с женихом и втроем сели за стол.
— Ну как? — спросила сестра поего друга.
— Бляяя… — сказала я.
Мы выпили три бутылки шампанского, коньяк, выкурили три косяка и поехали в клуб.

 

НОЖ
— А теперь скажи мне честно — почему ты его убила? — спросил адвокат, когда мы остались одни.
— Не знаю, — честно сказала я.
— То есть как это? Ты же убила его. Ты что? Ненавидела его? Он тебя бил?
— Нет. Не бил. Он был хороший.
Я подняла глаза на адвоката — мне захотелось что-то нарисовать на листе бумаги или сыграть на флейте. Когда я нервничаю, мне надо рисовать или дуть в мою огромную флейту. Она выдувает из меня все мозги, и я падаю на пол обессиленная.
— Я не понял? — я увидела свое равнодушное отражение в глазах адвоката, и его страх моего равнодушия. Странно — а ведь большой дядька.
— Ты что? Просто так взяла и убила? Не ври мне — я не смогу тебя защищать.
— Это не объяснить, — сказала я подумав.
Я вспомнила — как на белый снег текла его густая алая кровь. Артерии быстро опустошаются и избавляют человека от бренности. Было ли мне больно? Вряд ли. Мои чувства пересекли ту грань, где есть чувства. Я стояла пустая, как китайская ваза в его комнатах. Как флейта, когда она молчит. Когда флейта поет, в ней нет пустоты — внутри нее музыка.
Он опустошался, как флейта. Флейта, на которой никто не играет, похожа на кусок лыжной палки. Страшно: видеть, как молчит флейта.
— Но… Ты должна объяснить, — голос адвоката стал хриплым.
— Я не умею, — сказала я тихо и провела пальцем по пустому столу. Белый — как белый снег.
— Хорошо. Давай пойдем другим путем?
— Давай, — сказала я и провела вторую невидимую линию.
— Ты купила нож. Продавец сказал, что ты долго ходила и смотрела на нож, прежде, чем купить его. Убийство было задумано?
— Нет. В доме полно ножей. Я не хотела никого убивать. Но этот нож очень красивый. Я ходила смотреть на него и копила деньги. Я боялась, что его кто-то купит до меня. Он дорогой.
— Уже хорошо, — он что-то написал в блокноте. Его светло-бежевая лысина мягко бликовала под светом люминисцентных ламп. Я прислушалась — их звук стал разрастаться, внимание усиливает звуки. Стало неприятно, и я тряхнула головой.
Это далеко не всё….
Это всего лишь начало. Для того, чтобы высказать некоторые мысли мне недостаточно слов. Мне нужна флейта, рисовая бумага и кисть.
(ас, 2016)

НЕНАВИСТЬ
Ненависть конечно же любовь. Испепеляющая, занимающая внимание, силы, здоровье, время. Ненависть хороша тем, что, как и любовь, забирает себе вашу жизнь, придает ей хоть и бессмысленный, но смысл. Вы тратите силы на ненависть — у вас все решено.

Любовь может закончиться, ненависть — нет.
Ненависть более верна, чем любовь. А ведь всем хочется верности. И по сути никому не интересен результат. Важно, что жизнь приобрела мотивацию : вы ненавидите. У вас есть структура и оправдание.

Любовь требует сил так же как и ненависть. Но любовь — это риск. Ее страшно потерять и понять, что все твои усилия ушли в песок. Оставить плоды любви в щедром забвении и лететь к новой любви не все могут.
Жадность удерживает нас около остывающей любви. И тогда мы выбираем ненависть — она нас не покинет никогда.

Потому что на самом деле, нам нужна не любовь или ненависть, а сила жить, смысл жить, цель жить.

Но все это утомительно. И то и другое. Поэтому я люблю фикус.
И фейсбук.

РАЗГОВОР В АВТОБУСЕ
Рядом сидела тетка средних лет — между нежным «девушка» и неприличным «женщина». Одета скромно — рабочая лошадка. Телефон был настроен громко, я нечаянно подслушала. По-моему, достаточно типичная сценка.

Сначала разговор был тихий, и я не обращала внимания, наблюдая, как за окном тащится зимний пейзаж. Я люблю сырую зиму — она, как ночь, безвременье до весны. Яркую холодную ненавижу — как смерть потому что. А такую сыро-вату))) — в ванне пасмурного дня — комфортно блудить мыслями.

— Ма, — вдруг голос соседки из вялого ленивого превратился в резкий и немного неприятный. — Я тебе что сказала? Чтобы ты держала эти деньги на черный день. На «мало ли что». А ты что опять сделала? Опять ему отдала? А когда все кончится? Что будешь делать? У меня нет денег. Я не смогу тебе помочь.
В ответ начали прорываться отдельные фразы «я же не работаю», » у меня нет», «если бы я работала», «ему нужно сыну за учебу платить».
— Я не об этом! — обрывает речь соседка. — Мне не нужны твои деньги. Какого хера ты звонишь мне и жалуешься, что он тебя в игнор пускает? Подумай только, ты ему даешь деньги, а мне звонишь на него жаловаться. Чо у тебя в голове?
Из трубки: «никому мои проблемы не интересны», «всем на меня наплевать».
— Все! Давай, — соседка выдыхает и берет себя в руки. — Ты не купишь его своими копейками. Он заберет все и пошлет тебя окончательно. И я не смогу тебе помочь. Так что разбирайтесь там сами. Пока.

Она отбила звонок, сунула телефон в карман. Молчала. Потом почему-то сказала мне:
— Как они меня за***али! Пипец! — и быстро вышла из автобуса.

Поскальзываясь, тетка бежала, неся сумку. Серый пуховик, серые ботиночки, серые брючки, серое небо, серый снег, черные штрихи деревьев.

И снова ровный серый шум города. Зима.

 

ОДНАДЕВОЧКА С ЛУНЫ
Жила была однадевочка. Она всем говорила, что родилась на Луне в результате эксперимента, что ее родители были космонавты. На учеников старших и младших классов это действовало сногосшибательно. Они окружали ее тесным кружком и дарили всякие гаджеты: жевачки, значки, один мальчик даже айфон подарил. А потом в школу пришла отличница и сказала: «Фу! Дураки! Не было такой программы! Она просто маленькая врушка!»
И тут вся школа взяла и побила отличницу. Потому что всем нравилось слушать сказки. Зачем людям правда-то? Правду-то они и сами знают, что они дураки все. А тут хоть сами дураки, но зато дружат с Лунной девочкой. Все-таки не так занудно, как у всех.
Так и адвентисты седьмого дня.

Leave a comment