кабинет: лекарства от бессмысленных форм поведения

лекарство

  1. Чужое мнение.
    Если вас постоянно смущает, что вам скажут родители, муж, сослуживцы, прохожие, соседи, если это не дает вам жить, просто повторяйте эту формулу почаще.лекарство 1: «Я ничего никому не должен и мне все равно, что они обо мне думают, потому что я знаю, что и зачем я делаю».
  2. Личная травма.
    Была у Морозовой личная травма. Но Морозова побывала у психотерапевта и узнала, что личная травма очень портит жизнь. Тогда Морозова пошла на площадь, как завещал Достоевский и рассказала всем про личную травму. А личная травам — она как кулек конфет — пока один жрешь ее, можно и подавиться, а когда раздашь ее всем, то глядь — и нет травмы. Кулек пустой.
    А тут народ к Морозовой со своими кульками вышел — и ну делиться.
    И так травма совсем обесценилась и перестала быть травмой.
    Ну вот к примеру картина Ван-Гога — это ж какая дорогая штука, а если открытки напечатать, то уже совсем дешево и ни разу не тревожно. Плюнул и пошел. Да еще ногой растер — и ни чувства вины, ни чувства задрота, ничего такого, что мертвым грузом лежит, больше нет.
    Вот такая площадная психотерапия.
    Травма дорога, пока она личная. А публичная травма — так. Проходняк.
    Но тут пришла Скрипухина и говорит: «Ты с ума, что ль, Морозова сошла — на площади про травму рассказывать? И Достоевский твой говно! Скромнее надо быть!»
    Но Морозова не услышала — все вокруг свои травмы личные обесценивали.
  3.  «Зона комфорта».
    «Я» — это набор привычек и комфортных (не всегда безопасных) схем поведения. целостность «Я» — важное обстоятельства для комфорта организма и мозга. Как только начинаются сильные перемены, так это затрагивает ядро «Я» и мозг впадает в панику. Это как взять и начать переставлять на работающем компьютере биос. Поэтому люди продолжают курить, когда это давно ненужно, пить, когда отвалилась печень и делать вредные выборы, чтобы не потревожить свой страх быть неуспешным на непривычном поле игры. Даже понимая все это, далеко не всякий способен себя менять.
  4. Ожидания
    Жизнь такая, какая есть. Она не плохая и не хорошая. Но мы все от нее чего-то ждем. Ну, вот еще немного, и будет счастье. А какое оно, мы не всегда даже понимаем. А ожидаемое не случается. Или случается что-то, но не то, чего мы ждали, и вот это чувство незавершенного гештальта)), это мучительное искание золотого ключика, оно все портит.
    Но жизнь ничего не должна. Она дает то, что у нее есть. Посадишь дерево, оно вырастет. Но может и град побить. И сгореть может. Поэтому сажаешь сад. Ну и ладно, что не все деревья принесли плоды. Так бывает. Так получилось.
    Когда я перестала от жизни чего-то ожидать, она оказалась очень даже неплохой. Оказалось, что она весьма даже добра.
    Ожидания. Наши ожидания — вот, что нас фрустрирует. Жизнь — как погода. Сегодня так, завтра иначе. И довольно скоро это всё закончится. И батончик «Пионер» может быть сегодня прекрасной конфетой, если вчера у тебя не было никакой.
  5. Стыд жертвы.
    Вечная проблема — стыд быть жертвой. Почему? Вроде, насильник же виноват? Вроде, волк кушает зайчика. Почему зайчик испытывает чувство стыда?А вот почему: жертва — это пища. Когда ты имеешь свое «Я» (контроль над территорией, окружением, убеждениями, чувство собственного достоинства, права там различные, ценность в обществе и т.д.) И вдруг с тебя стаскивают трусы и голого гонят пинками в сарай и еще и хохочут над тобой, а ты никак не можешь защитить свои входные отверстия, целостность тела, право решать — ты просто двуногая котлета. То есть вся твоя ценность моментально свелась до цены говядины.Ну, это стыдно. Вот человек напился и валяется в луже — кусок свиньи — это же стыдно. Потеря лица. Превращение высокого (человеческого) в низкое — в тело. Кусок мяса.

    И нормальный человек от этого испытывает чувство разрушения, паника, ужас — стирание личности. Но пьяному-то лучше — он не может осознать, что он сейчас кусок мяса. У него нет расщепления между социальныой самооценкой и состоянием тела. А у жертвы есть. И при том, жертва бессильна.

    Стыдно быть жертвой. Потому что стыд — это разрушение тебя, с которым ты не в силах ничего сделать. Это когда тебя отменяют.

    Поэтому жертвы не любят вспоминать насилие, которое с ними было. И в этом их договор с насильником. Стыд — опора насильника. И вот этот договор и делает жертву жертвой.

    Как только жертва признает, что она попала в ситуацию, где была бессильна и признает, что есть вещи, которые сильнее, чем самооценка, так самооценка жертвы вырастет, и собственно жертва перестанет быть жертвой, а станет просто человеком, который попал в паршивую историю, которая показала ему его реальные проблемы и опасность этого мира.

    Жертва ты до тех пор, пока ты не согласен признать, что был жертвой. Потому что жертву от насильника отличает очень важная вещь — контроль и потеря контроля. Как только моральный контроль переходит к жертве, так она уже не жертва.

  6. Прощение=высокомерие
    Русский язык и психотерапия не дружат очень часто. Поэтому психотерапевты предлагают «простить» и «отпустить», но это плохо работает, потому что русский язык против.
     
    Прежде, чем простить, надо осудить. Вынести оценку. А кто знает, кто прав? Сегодня так, завтра так. Сегодня тебе больно и обидно, а завтра тебе досадно, что могло быть иначе. И ты протестуешь. Но это бессмысленный протест. Это уже было. И было именно так. Иначе быть не могло. Ты был другим, и те люди были другими.
     
    Никто не виноват. Чтобы простить, надо наути виновного. Именно поэтому люди так гневно воспринимают разговоры о прошлых историях. Но это неправильно — понимание сути прошлой истории часто путь к приятию, доверию и любви.
     
    Просто нужно найти правильное слово. Никто не виноват. Просто так случилось. Была такая история. Ты чувствовал это, а он это, и вы вместе хотели хорошего, но доставили друг другу боль.
     
    Но если никто не виноват, кого судить и кого прощать? Вместо прощения надо бы предлагать понимание системы мира и людей в ней, понимать то, что любой человек — это часть твоей истории, и твоя история — это твоя история. Так случилось. Никто ни в чем не виноват. И тут нет места прощению. Как нет места и мести.
     
    Тут есть место решению — как быть дальше.
     
    А прощение.. А кто ты такой, чтобы прощать? Ты не ртутный градусник, не рентген, не весы и не дозиметр, чтобы утверждать, что ты прав. Ты просто участник истории. Все, что ты можешь — это согласиться с тем, что так случилось, но возможно дальше все будет иначе и не так больно. А если больно и это никак не изменить — есть и другие кинотеатры, и другие фильмы.

Leave a comment