100 стихов: 23.08.17

100 стихов

Саша Сашнева
***
Иона плыл,
Увидел кита.
Обрадовался —
Сбылась мечта!

Кит его тотчас проглотил
И дальше иона в ките поплыл.

Сидел иона в душе кита
Эх, жизнь никогда не бывает проста.
Плыл кит и того не знал,
Что от акул Иону спасал.

И вот! Иона уже приплыл.
Тогда он кита пощекотал,
Кит во всю глотку захохотал!
И плюнул Иону на берег кит.
Так история нам говорит.

(22.08.16)

Евгений Витковский 
* * *
Не понять — не постичь — не сберечь — не увлечь — не помочь.
На задворках Европы стоит азиатская ночь.
Это клен одинокий руками разводит беду.
Это лебедь последний крылами колотит по льду.
Это гибнет листва, это ветер над нею поник.
Это в городе ночью звучит неизвестный язык.
Только миг обожди — и застынет река в берегах.
Только миг обожди — и по горло потонешь в снегах.
Для кого — для чего — отвернись — притворись — претворись
В холодеющий воздух, стремящийся в гулкую высь.
…Что ж, лети, ибо в мире ноябрь, ибо в мире темно,
Ибо в небе последнем последнее гаснет окно,
Ибо сраму не имут в своей наготе дерева,
Ибо в песне без слов беззаконно плодятся слова.
Плотно уши заткни, сделай вид, что совсем незнаком
С этим странным, шуршащим меж листьев сухих языком.
Он неведом тебе, он скользящ, многорук и безлик —
Это осени клик, это пламени длинный язык.
Это пламя голодное желтые гложет листы,
И поручен ему перевод с языка темноты.

Рустам Нуриев
***
Мне нравится то, что письма пишу я Вам словно на пиршество приглашаю
Письма прячутся словостихами местами в социальной сети уголках
Наученный детством вспоминаю те и другие шутки от папы и мамы и от сестры и даже помню как двоюродный брат ставил аккорд моих рук на гитаре обыкновенной не просто так а Ля-минор волшебный.
Много чего того сего этого всякого разогнал я пурги вдоль по Питерской на берегу речки Миньяр горы потому что Уральские вокруг.

лодка мимо плыла мы с Вами на берегу почти в камышах
на перевернутой другой лодочке уселись созерцать лес и все такое прочее
Вина выпили за тех, кто в лодке той
Предложили Вы так ведь кстати и потому, что

Вот путешествие наше самое наивозможнейшее из возможных однако ж
получилось я думаю.

Дышать было чем если что в сравнении с городом У. -страдальноиндустриальном в точке нашего прибытия в местечко М.,
что мало известно всем.

Мне нравится то. что я пою так долго и может быть прощения не надо за это просить застрявшему мне в песнях 80-х годов, видимо мозг впитывал в детстве чуть лучше чем вчера, так я сегодня не такой знаток аллюров и крестов лошадиного бега
но все-таки темно-синей ночью на белой лошади я полетел бы в степи
отдавая ясные дни знатоку и есаулу наших дней . ну довольно-таки хватит тренд говорить о попсе
нас тут не все
я иду по росе носки подарены Вами
я достаю из пакета вино литровыми коробками
и славно это не правда ли когда вино «есть и его не может не быть»

в поисках стихотворения другим написанного давно
наверное не тем, кто тут я такой…
ой лучше вина глоток всей этой ткани повествования
и поцеловать бы Вас попытаться снова, если получится

и еще раз целовать надо бы — я считаю это целесообразным

а вот и электричка и Вы и объявление каждого полустанка и наггетсы Вами куплены на станции А. намного не хуже шашлыка…

С ума бы вот только не сойти иногда сегодня.

не сойду если только обниму… Вас.
(21 августа 2017 г.)

Игорь Верещинский

Я не был в школе прилежным учеником,
Учителя пророчили не один тюремный срок,
Но Высшей Волею эту чашу не пил,
Выпил другие не менее горькие чаши,
За что благодарен Богу.

Очень любил биологию,
До сих пор помню функциональность организмов
И биохимический их состав,
Знаю, что будет через полчаса с гроздью винограда
Которую с удовольствием ты сейчас ешь.

Скажи мне, если не вижу в тебе органическое — это любовь?

(20.08.2017)

Виктор Куллэ

Ещё из архива. Совсем забытое.

Так не сходят с ума… От щедрот нищеты
еженощно плачу хлопотливую дань я.
Этот город, где каждая женщина — ты,
и на лицах мужчин холодок обладанья;
где трамваи, сходящие с рельс… Так не сходят с ума —
оклемавшись от шока, пытаются двигаться дальше.
Так ликует младенец, любимую куклу сломав,
и снежинки снижаются медленно по нисходящей
волокнистой спирали — на тёплое тело земли,
чтобы в будущем их поцелуй не посмел повториться;
и венозные реки вливаются в пресный залив,
и сливаются в лики когда-то несхожие лица…

Слепнут пальцы, и память не та. Так не сходят с ума —
так навзрыд торжествует птенец, разбивая скорлупку;
и нисходит на город сквозная январская тьма,
и желанная женщина медленно вешает трубку.
Кислород неизменной отсрочки. Уже не зима,
а безвременье: тело, сопящее рядышком в койке —
неизменно не то. Лишь подобием сводит с ума —
как чадящий окурок, как чашка остывшего кофе.

От щедрот нищеты, оскорбившей полётом дома,
чтоб сумбурной своей белизной пробудить мостовые —
просыпаются в полночь. Но так и не сходят с ума
в этом пристальном городе, где умирать не впервые.

(23.II.1988)

 Alexandra Sasha Sashneva

ШАГАЛЬСКОЕ

Это была осень
И шарф закрывал пол лица.
Ей было двадцать восемь.
Она похоронила отца.

И она шла по лужам
Размышляя о том,
Что пора бы ей с мужем
Жить. А не только с котом.

И вот однажды в осеннем парке,
Она натолкнулась на незнакомого парня.
И он был немного простужен,
И с чего она решила, что именно он ей нужен?

И они сначала смеялись,
Шуршали желтыми листьями,
А потом над рекой качались —
И не потому что выпили.

Просто их головы, аки ангелы
В небо далеко улетели,
Чтобы слова не мешали им
Чтобы оставить два тела

В музыке, в ворожбе осенней,
Чтобы они осторожно
Убили друг друга весельем
И беззаботной ложью.

Чтобы им было вкусно, цветно, глупо.
Ведь любовь слепа, как Фемида.
Нельзя рассматривать жизнь в лупу.
Да. Бывает потом обидно.
(сашасашнева, 2017)

 Swietoslawa Baranowska
Кочевники
Ночь забирает свои холсты,
Где на них что ни образ, то ты,
Растворяет их в свете дня,
Облако грез беспощадно гоня.
День разлучает для важных дел,
Чтобы в реальности все успел.
Едва видима тонкая нить,
Не всегда можно позвонить…
И сердцами обнажены
Мы кочуем друг к другу в сны…
@ Swietoslawa
(06.07.2017)
Сергей Соловьев

Вишну-пурана
Вначале были трое как одно:
Дух, Брахма и Ничто
сокрытое. Но стало явным,
Дух вышел,
обернулся Брахмой:
мир возник.

Развёртка Брахмы
как Ничто —
в основе мира.
Триединство:
благость, страсть и косность.
Потом самосознанье
приходит в чувства.

Они,
поскольку помнят о творенье,
рождают звук,
пространство создающий.

Пространство,
помня о творенье,
рождает осязанье;
так возникает воздух.

Воздух
рождает образ.

Затем — вода и вкус.
Последним — запах,
он — вершина чувств.

Яйцо творенья,
растущее кругами по воде.
Внутри — гора, вокруг — огонь.
В нём — страсть, ведо́ма Брахмой,
творит миры.

Создатель,
круг пройдя,
себя сжигает с миром.
И начинает с чистого листа.

Leave a comment