проза: Татьяна Диганова. Рассказики

Встретила на днях одноклассника. Мы редко видимся, раз в год, наверное, случайно на улице или в электричке, как и было и в этот раз. У нас очень хорошие отношения, Миша, это пожалуй, единственный , кого искренне всегда рада видеть из тех лет. «Привет, Татьян! Ну как ты, рассказывай! Работаешь в Мытищи?».» Миша, ты не представляешь, какой у меня был сложный год. Миша, я не знаю, как я это все вынесла.» Тут он начал громко смеяться, со словами: «Прости, а предыдущие все твои годы значит были лёгкими? Таня, я не знаю из какого мешка тебя высыпали на землю, но счастливым наверное было у тебя только пребывание в детском садике. » Почему? » «Я тебя знаю с первого класса». Миша, в садике тоже было непросто. Мама моя была у меня воспитателем. «Да ты что? Да, проблема..»

Показалось, что наш разговор немного перекликается с воспоминанием.
Маски-краски.
Разбиралась в домашних закромах, нашла магнит венецианский, лет шесть назад приобретенный во время посещения Венецианского карнавала.. В виде маски. И подумалось, как замечательно это придумано: Маски. Это же прелесть, видеть всё в розовом цвете, не разочаровываясь ни на миг. Конечно, это утопия, но, иногда, она необходима. Пролистываю свои годы, проведенные в детском садике.. Не знаю, упоминала, ранее иль нет, Мама моя работала воспитательницей в дошкольном заведении, куда меня и пристроила. И, о ,судьба: я подошла по возрасту к той группе, которую она вела. И оказалась я вовлеченной в странную игру, игру жизни..Я помню детей, которые были со мной в одной группе. Они были совершенно счастливы, по причине отсутствия их родителей в данном месте. А я? Я ничего не понимала, всё время в напряжении: дома и в садике детском. Мама была строга ко мне всегда, что говорить о её профессиональной сфере занятости.. Она давила меня своим искренним желанием, что Таня должна лучше всех всё знать и уметь декламировать Стихи. Я не могла допустить ни малейшую оплошность, иначе мне делали выговор и осуждали прилюдно. Это был ужас, я старалась, как могла. И не было мне права на ошибку или обиду.. Ничего не понимала, круговерть вечных обязанностей и : «Ты должна быть лучшей, не смей подводить меня!». И всё так было смешанно в моём сознании, что помню, когда мы заканчивали мамин рабочий день в моем детском аду и выходили за ворота, я спрашивала: «Алла Григорьевна, скажите, пожалуйста, я могу сейчас Вас называть Мама?» «Конечно, милая, сейчас я мама, но не смей так ко мне обращаться, когда Мы с тобой на работе, на этой неделе ты Опять позволила Недопустимое обращение!.» Маски. Краски..

Что-то находится. Не вношу правки, стиль примитивизм иногда забавен.
Вот, в чём мне в жизни повезло, так это с бабушками. Удивительно добрые были люди по отношению ко мне некоторые годы, пока не начала мысли свои говорить вслух, донося их до близких мне людей. Александра Иосифовна (папина) и Агафья Семёновна (мамина). Прожили разные похожие жизни. Никогда не ссорились между собой и просто наблюдали, как их взрослые дети играют в игру под названием «Семья». Невероятно были потрясающие хозяйки, гостеприимные, прекрасно умеющие готовить. Вкусную пищу из самых простых продуктов. Великолепно пекли пироги, пирожки. Александра ещё «Наполеон» делала великолепный.. Задача была накормить всех, кто пришёл в дом, и естественно, когда гости расходились, всем дать с собой кулёчки, баночки, скляночки. За что я их особенно ценила: сон это было святое. У кого бы из них я не находилась в детские годы, всегда звучала фраза из их уст: «Таня, после обеда надо поспать, хотя бы два часа». Помню, не хотела, бабушка Агафья (все называли её всю жизнь Галей, это отдельная история) приводила аргумент следующий: «Господи, Таня, пойдешь в школу, там не до сна, а потом, вообще жизнь закрутит. Спи!». Вторая же бабушка, Александра, и перед школой, и во время обучения, и всю жизнь, когда уже приезжала с сыном к ней, говорила: «поспать, это самое главное, давай минут десять поговорим и на боковую». Наверное, пребывают, где то рядом сейчас , всегда — навсегда вместе, пекут пирожки, стругают салаты, делают квас, такого кваса нигде больше не пробовала. Говорят, что если люди дожили до рождения правнуков , то попадают после окончания земного пути в очень неплохое место обитания.

Решила повторить.
Мама моя ждала мальчика. И, когда я родилась , мама испытала легкое недоумение: «Девочка?? Точно?». Да, заверили врачи, точно , и точно ваша. Мы её как, королеву бережно вытаскивали. «А лицо? Лицо не повредили, для девочки, главное лицо!». Не беспокойтесь, все нормально. Мама придирчиво меня рассмотрела, как она рассказывала, удостоверилась, что нет видимых изъянов и стала жить мыслью, что у неё девочка. И поскольку у неё не было в детстве игрушек, она меня восприняла, как куклу. Любимую, самую дорогую сердцу куклу. Сказать, что у меня было много одежды, это не сказать ничего. Покупалось всё, постоянно и в неограниченных количествах. При этом мне нельзя было пачкать одежду, мять, и тем более, не дай бог порвать. Во двор меня отправляли на прогулку, как на ярмарку, как на праздник. Всё время что-то шелковое, с оборочками, в складочки, и обязательно очень всё какое то коротенькое. И гольфики дурацкие, которые вечно куда-то сползали и мне было сказано; всегда поправляй, должно быть на одинаковом уровне, иначе, это некрасиво. И туфельки замысловатые, как правило что-нибудь лакированное, которое нельзя ни обо что царапать. Банты на голове, волосы стянуты в косы, в корзиночки, в бараночки или хвост, перехваченный на макушке тугим узлом банта. Играть мне было неудобно с детьми в подвижные шумные игры, и я стояла и хлопала глазами. И как же, обожала, когда меня отдавали бабушкам на проживание , поочередно. Вот , это было счастье! Залезала в самое неприглядное для маминых глаз платье, распускала волосы или делала хвостик, стянутый легкой резинкой и носилась с детворой по всем мыслимым и немыслимым местам для ребяческого дошкольного восприятия. Но, когда на выходные должна была приехать мама, конечно, бабушки меня переодевали в «приличную» для такого визита одежду, неумело пытались изобразить подобие маминых причесок, бантик присобачивали (не могу подобрать другого слова) и ждали одобрения. Этого не происходило, потому, что все замечалось: видимое и надуманное: то складочка разошлась, то : «малину ела и руки вытирала о платье??». Мы с бабушками на всё были согласны, кивали, они охали: Алла, не доглядели, ребёнок ведь. «Она не ребёнок, она девочка!»

Из веселого.
Однажды папа так сильно расстроился из-за отсутствия мамы в квартире, что позволил себе лишнего: заплакал. Таня находилась в этот момент под столом, мама , убегая, крикнула ей:, все будет хорошо! И улетела бабочкой,не успев взять с собой. А Таня устала находиться в этом месте, крышка стола была гробовой доской. Таня зашевелилась, отец услышал, потом увидел, ярость в него вселились , cхватил он пояс от плаща, поставил пряжкой вперед и стал бить под стол, рассекая пространство. А Таня уворачивалась от ударов ( конечно, боялась получить пряжкой в лицо), и спрашивала: папа, за что ты так со мной ?. А он молчал, как рыба. Гороскоп у него такой.

Решила вспомнить.
В начале войны у моей бабушки умерла её маленькая дочь. Тамарочка. Простудилась , поболела и .. улетела детская душа. Спустя несколько лет, после окончания военного ужаса, жили мои родные в Иркутске, дед военным остался, на тот момент там службу нёс. Валентин и Геннадий уже большие, и бабушка всем сердцем чувствовала, что необходим ей ещё ребёночек, дочка, она очень долго была беременна этой мыслью и осторожно её вынашивала. Устроилась работать приходящей нянечкой в то учреждение, где маленькие дети были, от которых отказались родившие их мамы. Дом малютки, наверное, так называлось. Не знаю. И бабушка ходила туда вообще без оплаты за свой труд, ещё и втайне от дедушки посещала. Она рассказывала: «Как за такое счастье можно брать деньги? Я же помогала детишкам, сиротам , убирала за ними, играла. И так мне понравилась одна девочка, что решила: всё, будем удочерять. Осталось только Алексея убедить в том, что нам нужна дочка. Рассказала, он категорически был против, запретил ходить туда и думать об этом. «Шура, мы сами в нищете, мы не сможем ребёнка сделать счастливым, Валентина и Геннадия поднимать на ноги надо. А Тома.. ну так случилось, это жизнь, не залечится рана, Шура..» Я сделала вид, что согласилась, бумаги некоторые были собраны у меня, Алексей с ребятами по бесплатной путевке в санаторий уехали, в Белоруссию, а я решила , что самое время Сюрприз такой любимым своим сделать, прямо к их возвращению.. Пошла забирать девочку, и представляешь, Таня, иду между кроватками и вдруг, кто-то хвать меня цепко за юбку и тянет. Оглядываюсь, смотрю, кроха лежит в кроватке , рукой между прутиками ограждения играла, и тут я мимо.. А она ручонкой зацепилась за ткань и тянет на себя.. Я дернула, она сильнее пытается, аж пальчики белые стали. И я поняла, Таня, что это и есть моя дочка! Когда приехал дедушка с ребятами, и зашел в дом, я ему сказала: Алёша, пока обед стряпаю, иди приляг на кровать, передохни с дороги. Только осторожно, вдруг ненароком придавишь кого. Он посмотрел на меня непонимающе, пошел в свою комнату.. Тишина несколько секунд и вопль: «Шура, объясни, что это всё значит??» А то и значит, Алексей Александрович, что дочка у нас теперь есть! И сестренка у Гены и Вали. Людочка!»

«Бабушка, а ,что такое, Любовь?» Не знаю, Таня.. Алешу очень любила, золотую свадьбу отметили. Вдвоем. Я , и он парализованный практически полностью. » Помню, бабушка, все помню. Ну, а всё же, это другое, правда?». Правда, Таня. Вот сейчас знаю, что помру через год другой я , и кто ты думаешь, во сне ко мне приходит? Сны жуткие у меня. Хожу среди раскаленных кирпичей, золотым огнем все пышит , и жарко мне , и выход найти не могу.. И , знаешь, Ванечка мой добрый друг сердечный, приходит в сон, проламывает кирпичную стену огненную и говорит, протягивая руку , пойдем, Саша, домой. А ведь ничего и не было, Таня, просто нравились друг другу, и дружили.

Из детства, нашла.
Странно устроена память. Вышла покурить. Окно, капель декабрьская , ночь, одна, и кажется вся планета плывёт по заданному курсу и только ты стоишь на перепутье и не понимаешь, кто, что и где ты есть. И ассоциация: ребенок , бесправный,кукла, человек. Постоянно болела в детстве, всё время меня лечили, уставала от этого¸ мне казалось, это никогда не закончится. Уколы, лекарства, банки, горчичники, вечные ингаляции. И опять уколы, таблетки. Таблетки, господи, как я любила таблетки в оболочке, мама разрешала принимать их так, как и положено. Волшебное слово олететрин. Красивые , нежного небесного голубого цвета таблетки, музыка счастья разливалась во мне, когда мама считала, что именно это сейчас мне необходимо. И какое совершенно неприятное слово левомицетин.. А вкус.. Мама наливала тёплой воды в столовую ложку, таблетку погружала в жидкость, и я с ужасом смотрела, как гадость растворяется..Мама методично проверяла , с помощью ножика, насколько размягчилась таблетка, перемешивала, получалась мерзкая белая мутная жижа , и говорила: Таня, быстро открыла рот и пей из ложки Целебное Лекарство.. Вы пробовали, когда-нибудь на вкус левомицетин? Нет? И правильно, не советую. Это ни с чем несравнимый вкус горечи, сводящей скулы не только лица, но и тела.. Боже, как меня выворачивало каждый раз.. Мама невозмутимо водружала меня очередной раз на табурет, вытирала всё, убирала, и заново продолжала эту процедуру: ложка, теплая вода, таблетка растворяется и Таня, корчась от обжигающего гадкого , горького до потери самоощущения , выплевывает фонтаном эту жуткую омерзительную штуку. Маму не смущало абсолютно ничего, она нашла выход, чтобы дочь не переводила лекарства: вливала в меня кашицу лечебную и руками плотно зажимала мне рот и держала до тех пор, пока я не проглочу эту дрянь.. Помню свои ощущения, мне казалось, что глаза мои выпрыгивают и бегают по кухне..

Была  такая история в жизни. Проживала с одним человеком. И человек занимался постоянным ростом своего благосостояния. И обещал: сейчас, подожди, куплю ещё квартирку и узаконим нашу драму. И шелест денег по вечерам, готовишь ужин и слышишь: пересчитывает. Достиг апогея,сумма с хорошими нулями в месяц.Как-то меняла работу и как назло совпало, нет денег, нет обуви удобной, стопы в кровь. И вот однажды, в те дни.. Человек пришел веселый и довольный с коробками в руках, с порога радостно крича: посмотри, пожалуйста, какую обувь я себе приобрел! Две пары, скидки, скидки невероятные, я везунчик, правда? Назвал марку обуви, да дорогая фирма производитель, удачное предложение, порадовалась и спросила, скажи, пожалуйста, ты не обратил внимание, там на женскую обувь есть акции? Может у мамы в долг попрошу? Мне больно ходить. Как в кандалах.. «Таня, о чем ты говоришь? Я позаботился о тебе, зашел в аптеку, отстоял очередь и купил тебе пластырь!»

Напоминание из мая.
А я кстати, встретила недавно героя своего рассказика) Мы практически соседи.
Населенные пункты проживания рядом.

Пришёл пожилой мужчина, его не было месяц. А я очень хорошо его запомнила. Рюкзак за спиной, опрятный, приятный в общении. Очень долго достает кошелёк. Кошелек в пакетике, пакетик с кошельком в кармане рюкзака. Купюры разложены аккуратно. Крупные с крупными, более мелкие с мелкими. Покупал водку, три бутылки. Столичную. Говорил: «это для здоровья, мерзну. Раз в месяц приезжаю по делам и обратно за город». И сегодня приехал. Посмотрел, улыбнулся: дочка , это с тобой я тогда разговаривал? С тобой, помню. Мне бы водочки Столичной и ещё бы новое попробовать, мягкое надо, горло обжигает зараза..» Конечно подберем! Смотрите, видите на самой нижней полке, хорошая водка люди говорят, мягкая и цена человеческая. Я покажу вам сейчас » Не надо милая, я сам, не утруждайся. И на коленки и на пол и смотрит, присела рядом с ним. «Я за городом живу, старый, дети выросли, я им не нужен. А зачем? У них своя жизнь, и мы с женой , когда дети появились , не для того их растили, чтобы они что-то должны были нам. Это мы им должны за счастье, которое испытали. А мне хорошо там, деревья, природа. Печка. Да, дочка, печку топлю. Что? Нет , мне не одиноко, что ты.. у меня забот полон рот. У меня же кошки, пришли , живут. У них же детки иногда случаются, забавляюсь. Ты, когда старенькой будешь (будешь, не сомневайся!), Обязательно за город езжай, избушку купи и кошек заведи. Поверь, это счастье. И покой такой, и смотришь на все правильно, медленно.. я в детстве шабутной мальчишка был. Мама все говорила: Господи, ты можешь на секунду остановиться? Какой там, так и прожил. А вот теперь, печку затоплю, на улицу выйду, смотрю на небо и говорю : мама, я остановился, посмотри на меня. Как же хорошо жить!»

Нашла, думала потерялось воспоминание.
С малых лет мне безумно нравились сказки, особенно, те, где Принцессы присутствовали. Могла слушать часами, пока не научилась читать, мне нравилось, вслух, по слогам, помню, воспроизводить эти чудные истории. Любила разглядывать иллюстрации (картинки, конечно, тогда говорила), платья необыкновенные, длинные, пышные, помню, куклам всё пыталась соорудить нечто похожее. Я просто жила сказочными декорациями и недосягаемыми Принцессами, облаченными в невероятные наряды. И, конечно, когда, Мама сказала: Таня, ты первый раз пойдешь в Театр, будем смотреть Спектакль «Принцесса и Дровосек», я была счастлива, счастлива невероятно. Мне было четыре года, но, понимание Театра было, поскольку развлечения в нашей семье в моем детстве тогда, это были книги и телевизор, по которому в те годы много показывали различных телеспектаклей. И, конечно, Мама много рассказывала. И настал день, мы в Театре, открывается занавес и.. что, я вижу: Принцесса, совсем не Принцесса, в коротком платье.. Надо сказать, я в детстве была невоспитанный ребёнок, вернее, когда меня что-то беспокоило, я совершенно забывала о том, как надо себя вести. И помню, вытягиваю руку , нацеливаюсь на Героиню указательным пальцем и громко, на весь зал говорю: Почему у неё короткое платье? Это не Принцесса! Тут же получила удар по руке, со словами: Как ты себя ведёшь, не позорь нас с Отцом (первый и последний раз, папа мой посетил подобное мероприятие). Я не успокоилась, развернулась к маме и тряся другой рукой продолжила: Все Принцессы всегда в длинных платьях! Она в коротком!». Мама парировала: «Принцессы современные сейчас очень модные и им нравятся короткие платья!» Помню, задумалась, произвела логическое умозаключение и сказала: Хорошо, ты мне тоже такие покупаешь и я всегда в коротком платье, значит, я тоже Принцесса? «Ну, конечно, Таня! Смотри на сцену». И так легко мне стало, и гармония появилась и я глаз от Действа, происходящего, отвести не могла. . Спектакль был чудный.. далекий призрачный 74 год, сейчас он тоже кажется зыбкой сказкой, детский мираж.

Нашла про мамочку. Повторю.
Мама росла придорожной травой. Никто не занимался ей, не испытала она ласку и заботу в детские первые годы жизни. Но, тем не менее брала от жизни всё, что видела и чувствовала. Коммунальный дом, в одной квартире проживало по шесть семей, в общей сложности было человек 30. По её воспоминаниям , жили очень дружно, было весело. Не могу, конечно, в должной мере оценить веселье такое, но , очень нравятся её воспоминания.. Бабушка моя не уделяла внимание дочери, работала всё время, и мама развлекала сама себя. Как вспоминает мама, она утром просыпалась и делала, что хотела. И рассказывала: «Понимаешь, Таня, мне нравилось наблюдать , что все куда-то утром расходятся из квартиры, и на улице я видела толпы людей, спешащих по взрослым делам. И друзья мои утром шли в школу, и мне тоже захотелось быть при деле. Пошла на помойку, нашла портфель (Мам, вот прям в помойке ковырялась?). Таня, тогда помойки были чистые, пищевых отбросов не было, все съедали всё до последней крошечки. И вот обзавелась портфелем, пару книг положила для веса, дома нашла какую-то ткань, разрезала на ленты и вплетала в волосы, наподобие кос пыталась делать. И однажды утром присоединилась к своим дворовым друзьям и пошла с ними в Школу. На крыльце мы с ними расставались, они шли внутрь деревянного дома Школы, а я присаживалась на крыльцо, иногда заглядывала в окна, мне нравилось наблюдать за происходящим по ту сторону стекла. Когда заканчивались уроки в школе, я радостная шла домой, в потоке друзей и людей по улице. И так продолжалось полгода , и однажды учительница, пожилая, старенькая, вышла ко мне и сказала: Заходи в Классную комнату, ну, что ты глаза мозолишь здесь. И счастье это было для меня, я за партой, слушаю всё и мне хорошо!.. Но, это быстро закончилось, к маме моей подошли на улице и спросили: Галь, а чего ты так рано Алку в школу отдала? Бабушка твоя была в ужасе от моего времяпровождения, наказала меня, и я ещё полтора года ждала, когда пойду в Школу..»

Когда я была маленькой девочкой, (а ведь была, когда-то..) больше всего на свете любила, две вещи: болеть и когда ссорились папа с мамой. Тихие ссоры, без привлечения общественности. Меня моментально окружали заботой и вниманием, и баловали, каждый в силу своего восприятия мира. Папа щедро мне монетки насыпал в мою копилку, семечки чистил и заполнял игрушечные бидончики сполна, обучал новым картежным играм и читал книги. Мама не делила конфеты , как обычно на неделю, а сразу могла выдать целых полкило. Папа читал стихи, мама пела песни. Папа внимательно рассматривал мои детские рисунки, комментировал. Мама обнимала часто и говорила, что я очень хорошая, несмотря, что некоторые являются моим отцом. Папа говорил, что я вылитая он, и совершенно не похожа на эту Авву. Мама говорила, интересно, с чего это вдруг она стала похожей на тебя, ты же орал, что я ее нагуляла и требовал установить истинное отцовство. Папа говорил, что некоторые совершенно странные чудачки и удивительно, как он сразу не разглядел это. Мама говорила, что только жалость к нему , к такому ничтожеству, сблизила их. Папа говорил, а что же твой Мишка Мороз тебя все таки бросил и женился на другой. Мама говорила, говорила, говорила..А Таня лежала под одеялом с банками на спине, смотрела зимние олимпийские игры по телевизору и думала: когда же вы уйдете от меня и все конфеты и книги будут моими.

Нашла.думала, затерялось воспоминание.
Воспоминания из детства. Осень, наверное, конец октября. Деревья без листвы, стволы интересные, руками тянутся к небу. В серых тонах всё окрашено. Но поскольку мало мне лет ( год и три месяца примерно) серый цвет не вызывал никаких особо ассоциаций с грустью. Я на прогулке с Бабушкой. Помню, у меня была коляска кукольная (так раньше говорили, не знаю, как сейчас).. И мы ходим по тропинке: туда обратно. Бабушка была молчалива ,видимо на неё влияла эта свинцовая тяжесть.Она тихим голосом предлагала пойти домой: «Танечка, надо идти домой». А я молча катила эту колясочку дальше. Следующее воспоминание приблизительно рядом с этим отрезком времени. Мама вынуждена была выйти на работу. Она была воспитателем в детском саду. Сад находился недалеко от нашего дома. Мама вышла в младшую группу, меня оформила в ясельную. Это, конечно самое невероятное потрясение было для меня. И очень яркое воспоминание. Нас, детей поместили в единый огромный манеж. Это было ужасно: жесткие маты, и эти палки-ограждения, как частокол.. Дети ползали вокруг,они все не умели ходить и орали.. Я помню себя, у меня был страх, смотрела, не понимая, что происходит вокруг и стала реветь.. Помню, какой расцветки на мне была кофточка: красно белые волнистые линии. От слез кофточка намокла и мне было неприятно. Наревевшись, я уснула в этом манеже. Когда Мама пришла в тихий час меня проведать, она увидела следующее: я одна сплю в этом пространстве, форточки в окнах открыты, жуткий сквозняк. На её недоуменный вопрос, «Что это?», был дан ответ: нам жалко стало её, не стали тревожить и перекладывать в кроватку. Думаю, сказали неправду, я была упитанным крупным ребенком, лень было меня переносить.Даже одеяло не принесли. После этого началась другая история, которую я совершенно не помню. Воспаление легких, двухстороннее, с какими то тяжелыми осложнениями. Больница, реанимационная палата, кислородные подушки, в результате примерно полгода мы с Мамой там были.Ей пришлось бросить работу, находилась всё время со мной. Потом я училась заново ходить…Отец пришел один раз.. И то, мне это показалось, как говорила потом Мама.

И дышится легко и думается, и вспоминается. Самое лучшее Небо было в детстве. Любила бывать в Ашукинской, в доме родителей отца. Там была совершенно моя атмосфера. Дом, немного сумрачный, книжные шкафы, корешки книг открыты и читаются сквозь мутные стекла. Дед, мрачный, не особо разговорчивый и приветливый к окружающему миру. Всё время пишет, вёл дневники. И вел архивы разнообразные. Завел тетради, сшивал их периодически и пополнял заветные листы вырезками из газет, журналов, своими мыслями. И много, много было тетрадей, набухших, как почки на деревьях. Тематика разная была, но в основном, конечно, посвящал время подборке, относящейся к литературе. И так они и стояли все вместе: Достоевский, Лермонтов, Тютчев, Тургенев, Пушкин и так далее по списку, прекрасный букет разнообразия. Вторая страсть Деда был его сад: яблони, цветы, ягоды. Ему удавалось невозможное, при любых погодных условиях всегда большой был урожай . Малина, какая там была малина.. Нет такой больше. Ягоды были как наперстки, большие, крупные, дотронешься до неё пальцем и она сама скатывается к тебе в ладошку. И пока наслаждаешься всеми прелестями быта, бабушка в это время готовит обед, обязательно выпекает что-нибудь, ароматы наполняют дом и клубятся в саду, и что бы не потерять сознание, и заодно, не участвовать в процессе подготовки, отворяешь калитку, предварительно покачавшись на ней, с упоением слушая скрип, мелодичный и немного жалобный. И кузнечики звуки издают. И запах грибов из под ближайших берез. Берёзы дед посадил, когда дом построил. Потом добавил ещё, порядка семи – десяти , подальше от дома, на чистом открытом пространстве. Когда они вытянули свои хрупкие белые тельца, я всегда их видела из окна электрички, подъезжая к Ашукинской.. Поляна, залитая солнцем, трава до неба и лежишь, раскинув руки, с травинкой в зубах и смотришь на облака, проплывающие бесконечным потоком. Драконы, коты, собаки, опять драконы, зайцы, лошади, их особенно много было: летающих лошадей. Проплывало всё, что угодно детской душе.. Самые, самые лучшие воспоминания.

Из детских воспоминаний, навеянных движением по пути следования. С Мамой вместе ходили в детский сад. Она на работу, я, потому что все дети должны были ходить в садик. И зимой очень любила наши возвращения домой после вечерней смены. Мы заходили в вагон, третий от хвоста электрички, я видела отца, он через день приобретал для меня новую игрушку.. я деловито брала подаренное мне и пока мы ехали минут десять до станции прибытия, внимательно все изучала. И настолько привыкла к данному ритуалу, что однажды , когда первый раз за несколько лет отец появился на моем детском горизонте электропоезда без игрушки, моему возмущению не было предела. Заставила показать карманы, прощупала пальто, думала, дурит меня, когда поняла, что это не шутка, отвернулась и не разговаривала с ним до самого дома. Помню, он спросил, ты рада мне, только тогда, когда я что-то тебе дарю? Сказала, не моргнув глазом: да, и ты это прекрасно знаешь!.. Вот и такие бывают детки..

Люблю это воспоминание.
Тишина разлилась вокруг. Дом молчит, звуки погасли. Всё погрузилось в сон. Кроме Холодильника, ему нельзя. Журчит, бормочет, поёт сам себе жалостливую песенку. На улице необыкновенно. Безмолвно и безлюдно. Бродит одинокий пёс. Бесшумно передвигается, пересекая двор из одного конца в другой. В домах выключен свет. Спят, наверное, все. Не знаю, такая ночь, как можно спать? Береза под окном печально-торжественна. Ветра нет, но ветви дерева покачиваются, как колыбель.. Вспомнила детство.. Ашукинская, Лето, я и Катя (двоюродная сестра моя). После обеда бабушка пытается уложить нас спать, мы упираемся, капризничаем, ссылаемся на духоту в комнате. Продолжаем играть , довольно-таки шумно, не обращаем внимания на настрой других людей. Дед , чтобы остаться в тишине, принимает единственное верное для всех решение. Достает гамак, выходит за калитку и в небольшой березовой рощице возле дома, привязывает гамак к стволам. Бабушка перину принесла, подушки, и мы с Катей погрузились в это уютное мягкое море. Бабуля поставила рядом стул, присела на него , раскачивала гамак и для окончательного комфорта любимых внучек сорванной березовой веточкой отгоняла от нас летучих насекомых, без которых лето не лето.. Конечно, мы стали спать.И сна такого не было больше никогда в жизни моей. Это было как мёд и шёлк. Птицы, шелест, запах малины лесной и Бабушка что-то напевала. Думаю, это и было Счастье. Синяя птица пролетела и пёрышко обронила и кружилось оно, вырисовывая картинку: Лето, берёзы, постель на легком ветру, две девочки и Бабушка поёт.

Странно. Вспомнила. Дед умер в начале января, не помню день и не запоминала никогда. Даты ухода близких стираю из памяти воспоминаниями, когда родные мои были живы и мы общались в круговороте событий.
Было очень холодно, мороз, градусов тридцать. Не могу вспомнить, в каком классе я училась тогда.. Восьмой, наверное. Каникулы зимние, поехала в Щербинку к бабушке Гале-Агафье. Чуть ли не на первой электричке. Темно, холодно, до Москвы ещё было нормально, толпа людей, а вот с Каланчевской до Щербинки в полупустом вагоне. Неуютно было. И помню, гнетущее состояние, казалось, что-то плохое произойдет. В девятом часу утра добралась. Пошла со станции сразу к тёте, бабушка сидела с её детьми, и я знала, что она уже там, на работе по хозяйству. Чай, пироги, Таня, иди поспи, замерзла и утром ни свет, ни заря проснулась. Прилегла, провалилась, и вдруг сквозь сон: звонок в дверь. Телеграмма. Дорогие родственники, приезжайте, Алексей умер, завтра похороны. Подписи оставили моя вторая бабушка и папенька . Помню, стоим в шоке. Меня накрыло, смогла произнести только одно: то есть, если б я не приехала сюда, не узнала бы, что деда нет..Бегом с бабушкой на переговорный пункт, заказываем разговор с Правдой, маме на работу. Мама вообще ничего не понимает, повторяла одно: как же так, нам не сообщили.. Принимает решение: я поеду! Провожу своего свёкра. Таня, ты остаешься в Щербинке, это не обсуждается. Я не препятствовала, не могла позволить себе такую роскошь: увидеть деда мертвым. Я хотела запомнить его только живым.. Хотя он мертв был давно, парализованный лежал несколько лет, съедаемый диабетом.. Живые и Мертвые. Это очень точное определение.
На этот скорбный момент, родители были давно в разводе и года два папенька мой не жил с нами, благодарю за это счастье его брата, моего любимого дядю, Геннадия Алексеевича. Занимал большой пост, всё сделал, чтобы Валентину квартиру дали и он выписался от нас, прекратив тем самым выпивать из нас жизнь, пол литрами и литрами. Но, на тот момент все родственники и знакомые со стороны отца были настроены против мамы. Испортила жизнь, не поняла тонкую душу обыкновенного советского экономиста, любителя поэзии и прочей чепухи..
Мама поехала. Я боялась ужасно, знала, что на неё может обрушиться поток брани и злого ехидства. Никогда не забуду её рассказ: «Таня, ты не представляешь, как я была хороша в тот день! Стрелки накрасила за секунду, губы получились моментально, яркие, выразительные. Берет лег так, как и положено. Деду твоему всегда нравилось, как я выгляжу. «Я помню, мама..». Приехала, встретили, как врага народа. Бабушка твоя не подошла ко мне, и другие родственники тоже. А крестный, Таня, ты помнишь крестного? «Дядю Лёшу?». Да, Таня. Именно его. Он подошел ко мне, когда я стояла возле гроба твоего деда и заорал: Желаю тебе , что бы ты на обратном пути под поезд попала, и чтобы голову твою тебе снесло! «Свинья, какая.. мама, а ты?» Таня, ну это же были не его похороны, я не обращала на него внимания. Поехала на кладбище проститься с Алексеем Александровичем, они все отсаживались от меня в автобусе, как от чумной собаки. Я сидела с гордо поднятой головой, смотрела только на гроб. Когда на кладбище закончилась церемония прощания, на которой меня оттерли на задний план, я пошла не видя ни кого, рассекая эту серую толпу, подошла к гробу и поцеловала твоего деда в лоб, оставив отпечаток красной помады. С тем и ушёл.» Мама, молодец, я так тебя люблю, и дедушка тебя любил, я знаю это. Он же ненавидел женщин, которые красятся и только тебе говорил: Алла, тебе можно всё. Тебе разрешаю ..

Ещё одно воспоминание, больше не буду ничего искать. Устала листать страницу.
Ночь. Улица. Февраль. Звёзды.
Как то вспоминается в последнее время. Хотя нет, не вспоминается, постоянно со мной. Папенька мой был нрава крутого. Нехороший человек в быту. Семейная жизнь с моей мамой, его любимой женщиной, крайне угнетала его и выход он видел только один: по окончании рабочего дня, советский начальник планово-экономического отдела, Валентин Алексеевич (сын офицера, между прочим), надирался в стельку и по приезду домой первым делом орал: «Авва (букву л не выговаривал), богиня моя, ты ещё здесь? Убирайся, к чёрту из дома!» И начинал буйно себя вести. Носился штопором по небольшой квартире, оскорблял маму, тут же на ходу приписывал всех знакомых ему и маме мужчин в её любовники, одновременно цитировал Маяковского, плавно переходил на Мицкевича со слезами умиления над богиней, которая молча тряслась и судорожно одевалась, не попадая в рукав пальто и на ходу напяливала на меня шапку ровницу (были такие), и грозился, естественно покончить жизнь. Не уточнял, правда, чью. Я всегда с детским интересом спрашивала: он будет нас убивать? «Молчи, варежки бери и бежим отсюда». Бежали мы недолго, спускались во двор и до двух-трех часов ночи стояли и ждали, когда погаснет свет в окне. Февральские ночи холодные были очень в моём детстве. И опять же мысли: математику не сделала, стихотворение не повторила. Мы занимались на улице. Устные уроки, так сказать. Помню, стала ныть: пойдем домой, мне холодно, я спать хочу.. И тут, мама в ответ сказала: Таня, посмотри на небо! Красивое звёздное небо! Смотри, какие созвездия! И прочитала мне всю карту звёздную и пересказала мифы, связанные с названиями.. И было так интересно , сказочно, волшебно, что не могла глаз отвести от россыпи алмазной в черноте. И вот уже мама заныла: «Дочь, хватит смотреть, я замерзла, он спит уже, свет давно погас в окне! Пойдем домой, пожалуйста»
Когда в школе стали изучать астрономию, я приложила максимум усилий, что бы мне поставили тройку, состоящую из двоек и пропусков этого предмета.

Мама моя прожила прекрасную юность, прелестные десять лет во временном отрезке с 17 до 27 лет. Были, конечно, потрясения, и страшные. Страшные очень. Но, те времена так отдавали щедро , с лихвой, вкус жизни витал и окружал облаком каждодневного обновленного счастья. Жизнь была, как палитра , тяжелая в быту , и при этом невероятно приятная , легкая, радужная, воздушная, и, что , главное: доступная , при наличии желания, для восприятия и вовлечения в среду духовного обогащения. Политехнический музей это был, как второй дом, все встречи , все чтения.. Всё..всё. Театральная Москва, Малый Театр, Большой Театр, пересмотрела и переслушала всех, всех. Джаз, ну, как без него тогда? И , конечно , московские рестораны! Мама и её лучшая подруга, с которой они выросли с детства в одном дворе, иногда могли позволить себе устроить поход в ресторан. Как, правило, «Прага» или ресторан при гостинице «Россия». Денег не было , выкручивались, как могли. Мама всегда даже в юности нищей шила на заказ платья , классика, по фигуре, талия выделена, пояс или ремешок. Обязательно, шпильки, маленькая сумочка, высокая прическа и стрелки (до сих пор рисует их виртуозно). Но, не было денег и трудно было купить чулки. И, что она делала? . Мама смуглая, и когда она проводила по ноге карандашом линию, имитирующую шов на чулке, смотрелось всё очень вполне правдоподобно. Ни один швейцар не развернул от входа. Волосы у Аллы черные, густые, очень хорошо укладывались в причудливые прически ,для усиления образа, обозначалась, прядь, небрежным, ненавязчивым полутоном, полунамёком, пересекающая прическу и спускающаяся чуть ниже мочки уха. Прядь красилась в серебряный цвет. Краска тогда у всех в достатке была, серебрянка называлась. Ограды на кладбищах обновляли каждую весну.
Мама моя прожила прекрасную юность, прелестные десять лет во временном отрезке с 17 до 27 лет. На 28 году жизни она вышла замуж.

Нашла про счастье.
Что такое Счастье. Счастье разноцветное и разношёрстное, как кот, который гуляет сам по себе. Счастье разное было и есть, но всегда одинаковое по сути.. Бабушка моя Агафья, в детские годы ходила на заработки, в другой населенный пункт . Устроили работать нянечкой при маленьком дитятке. Километров десять через лес, босиком, не было обуви в семье. И бабушка рассказывала: «Летом и ранней осенью всё хорошо, бежишь, не замечаешь ничего, а вот, когда заморозки, тогда, конечно, холодно, ножки стыли, и видишь пенёк и быстрей к нему , садишься и растираешь ступни и дуешь на них. И такое Счастье, когда понимаешь, что можешь ещё пробежать несколько сот метров , до следующего пенька.»
А ещё другое Счастье было у второй моей бабушки, Александры, когда она сбежала из дома в возрасте 14 лет, солгав , что ей 16 и выправила документ, необходимый. Жила в Вологодской губернии. Отец умер, мать, восемь сестер, главой семьи стал муж старшей сестры. И по воспоминаниям бабушки, вёл себя разнузданно и по хамски, и есть не разрешал, пока всё, что стоит на столе не съест сам. Бабушка терпела это долго, и потом одним днём всё решила: В Москву, в новую жизнь. И рассказывала: «Села в вагон, косу запрокинула с красным шёлковым бантиком, открыла банку с леденцами , единственная ценная вещь у меня была, хрустела, в окно смотрела и было мне Счастье.».
А ещё Счастье пришло однажды к двум мальчикам, находившимся в эвакуации, в Красноярском крае. Мама Александра работать пошла, лес валить. Вахтовый метод, недели на две уходила. А они есть хотели, родственникам, к которым приехали, плевать на это было с высокой колокольни. Хорошо, что в избе, где мальчики проживали, печка была, буржуйка. Сшили сумочки себе из мешковины, ходили , побирались по деревне, и люди им в сумочки ссыпали глазки от проросшего картофеля. И рассказывали папа Валентин и брат его Геннадий, дядя мой: «Это было Счастье, мы приходили, разводили огонь и к раскаленной печки прилепляли глазки, когда они отваливались и падали вниз, мы понимали, что еда наша готова. И так вкусно было..»
К чему написала это, Счастье не делится на мужское и женское. Оно просто есть. Счастье это жизнь, глоток воздуха свежего..

дно из лучших воспоминаний, радость перебирать вещи в кладовке, у бабушки. Мне нравилось нырять в это море вещей, и даже несмотря на боязнь темноты, я плотно закрывала дверь. И начинался мир. Пальто, Плащи, Пиджаки, Старые Халаты бабушки. Они все оживали для меня. Я знала на ощупь, каждую вещь. Запах. Различала по запаху. И в темноте видела цвет одежды, это , как знаете были такие ёлочные игрушки в детстве, узоры были нанесены каким-то раствором с примесью фосфора. И надо было дождаться, когда шар наберет силу света и потом пойти в темную комнату и узоры вспыхивали во мраке, ничего не было кроме свечения. Так и с одеждой в кладовке, я видела её в кромешной тьме. И было волшебно.. Пока не раздавался голос бабушки: Таня, дрянь такая, опять в кладовку залезла. Это была бабушка со стороны мамы, совершенно лишенная чувства сказки. Вот папина мама только рада была, когда мы с сестрой Катей ныряли в сундуки, пропадали в шкафах,перерывали всё, что попадалось нам на пути. И дедушка, милый наш дедушка, смотрел на нас не очень приветливо, но позволял совершать познавание Дома.

Вспомнилось, не знаю зачем. С будущим супругом познакомилась в пионерском лагере. Я вожатой была, он туристом. Приехал на отдых, одноклассник его с моей работы тоже работал в лагере этом был. Мишка, смешной. Никогда бы не подумала, что замуж выйду за его друга. Ну, это отвлечение ненужное. А вот, что вспомнила. Костер. До неба. Уже все знали, что у нас роман, и начальство, и дети из моего отряда. Мальчики. Они обожали ходить со мной за территорию на обязательные прогулки с вожатой. Тема: проводим интересный досуг. Конечно, я мальчишек вела сразу к туристам. Это же здорово, наблюдали, как Костер разводят, как уху варят, песни под гитару звучат. Цоя все пели, мальчишки у меня хорошие были. Им было восемь лет, и они обожали Цоя и Кинчева. Эх, какое времечко было.. И вот, однажды руководство лагеря сделало подарок: прогулка на теплоходе по Волге, вечером. Дети были радостные, все ждали , и когда мы отправились в небольшое путешествие, мальчишки мои вцепились в меня, как в яблоню, трясли и говорили: Таня , когда будем возвращаться, пойдем с нами ну ту сторону палубы и посмотрим именно на то место, где Сергей в палатке находится. Говорю, ну, что я там нового увижу, и вы там были, давайте, посмотрим на другой берег. «Нет! Таня, смотреть будем только туда». Хорошо, мальчики, конечно, как вы решили, так и будет!, И когда мы в темнеющем вечере возвращались обратно, пошли с мальчишками на другую сторону палубы, стали проплывать знакомые пейзажи. , Поле широкое.. и вдруг Костер, как будто кисть обмакнули в банку с оранжево-красной краской и бросили в небо и краска растекалась стремительно ввысь. Меня загипнотизировало это.. И вопль мальчишек: :»Таня, сюрприз!! Сережа для тебя это сделал!. Ну, не смотри так на нас, мы обещали, что не расскажем тебе..не обижайся, пожалуйста!» И знаете, это лучший подарок, который был у меня в жизни.

Про папу. Повторяю себе. (Первый сюжет)
Папа был большой, Таня маленькая, как она считала, но папа видел её взрослой, и всеми событиями будничными он щедро делился с дочкой. Однажды , он очень рано приехал домой, немого в несвойственное ему время. И был в измененном состоянии, что не удивило совершенно. Наоборот, был бы шок, если бы папа приехал со светлой головой. Не представляю, чтобы со мной было. Папа и чистый лист бумаги, надо было бы заново все сочинять. А что и о чём, неведомо. А тут все ясно, но одно обстоятельство смутило: он пришел не один, привел в дом человека.. Мужчину, дядю Витю из соседнего подъезда. А это было немыслимо, чтобы у нас были посторонние.. Мамочка запрещала категорически чтобы кто-нибудь к нам приходил. И помню притаилась, как обычно, но папе было это совершенно не важно. Он не видел ничего . Проводил время на кухне со своим приятелем и с напитком , и обсуждали Мамочку, какая она умница и красавица, но тем не менее не хранит верность такому блестящему экономисту и очень начитанному человеку, как уважаемый (всеми женщинами в отделе) Валентин. И папа помню произнес: Всё, Витя, давай по последней, и пойду к Авве на работу и убью ее. Сколько можно издеваться над таким экономистом? Витя на секунду замолчал, потом добавил: да ты прав, иди, а мне домой надо. Дела срочные есть.. Как я летела до маминой работы не помню, не помню, как влезла в джинсы, куртка, шапка.. было уже темно, и темная дорога оказалась светлой, я неслась, по этому пути.вбежала в книжный со слезами, сбивчиво крича: Мамочка! Он пьяный, пришел не один.. дядя Витя, тебя оскорбляли. Мама он идет тебя убивать, я убежала, буду с тобой. Мама выслушала, сказала: «Таня, успокойся, иди в подсобку , выпей воды ,зайди в дальнюю комнату, там где тетради лежат и не выходи в зал не при каких обстоятельствах .»Мама, там же крысы, они все время жрут тетрадки, я не пойду!» Таня, лучше с крысами, чем с твоим отцом. Иди, не думай. Нина, закрываем дверь, Денисов в гости к нам идёт! И он пришел, и ворвался и было все ужасно некрасиво, но .. сценарий пошел по другому пути.. и умный экономист не просчитал варианты развития событий.. но это отдельная история.

Повторяю. (Второй сюжет) .мне надо перелистать всю ленту. Приношу извинения, если надоело. Личное дело каждого, можно не читать.
Он ворвался в магазин, как дикий зверь с воплем: Убью. Я подошла к двери,выходящую из подсобного помещения в торговый зал. Мама стояла перед ним, смотрела свысока, каблуки опять же, и спросила: «Совсем с ума сошел? тебе не надоело?» Он замолчал на секунду, но только на секунду и заорал , громко, отвратительно не музыкально: «Авва, ты вымотала меня, убью» . В этот момент вмешалась Нина Ивановна, мамина начальница, директор магазина. Она сказала: «Валентин, обрати внимание на меня, пожалуйста, я вызываю милицию». И трубку телефонную взяла, и вышла немного из тени своего кабинета, шнур белый змеёй клубился. Папа резко переместился, сосредоточился на телефоне, мешал сделать вызов. Завязалась потасовка. Тут и мама подключилась, его внимание полностью перешло на неё. Ор, крики, стуки.. Помню, стояла, приросла к дверному косяку, текли слезы и я просила бога: «господи, когда это всё закончится.. не могу больше, устала.. » Бог услышал, Нине Ивановне удалось с третьей попытки набрать нужный номер и вызвать сотрудников милиции. И картина, последовавшая за этим, стоит у меня перед глазами по сей день. Папа присмирел, трусливо стал оглядываться, подошел к стеллажу с брошюрами Малая Земля, Целина, Возрождение одного автора тех времен, встал спиной к полкам, руки назад, поддерживал как бы эту тяжесть и тихо стал говорить: «Авва, любимая, я же пошутил, ты же не поступишь так со мной, правда, любимая..» Мама ответила: доигрался, ещё и на глазах у Тани. Выходи, дочь, милиция приехала, сейчас его заберут, домой пойдем.Таня, надеюсь ты все домашние задания сделала?» Сделала, ответила, я. Всё я вам сделала.

Немного нахожу. Но не то, самого интересного для меня пока не вижу.
В детстве меня пленяли сказки и россказни про всевозможную нечистую силу и потусторонние явления. Всё время приставала к бабушке Шуре с вопросом-ожиданием в утвердительной форме: «Расскажи, бабушка, про ведьм, колдунов, русалок и чертей, летающих.» Бабушка сначала придумывала интересные истории, типа « пошли мы однажды с подружками хоровод водить, и вдруг ..» Позже она устала от моих просьб-пыток и сказала: «Таня, нет ничего этого. Поверь!» Как нет, не унималась я, ты же из деревни, из Вологодской области, это очень далеко, там точно всё это должно было быть. В сказках пишут! «Сказки, это выдумки, хватит, не будем об этом». Бабушка сказала так, словно ножом отрубила чёртику хвост. Помню, расстроилась. Думала, какая вредная бабушка Шура, знает что-то и не хочет делиться.. Но, спасибо большое моему папочке! Вот замечательный был человек. Всегда мог порадовать свою дочку. Папочка часто напивался от любви неразделенной к моей мамочке и бывало так, что мы не успевали с мамочкой убежать из квартиры, когда папочка начинал солировать в моно спектакле. Помню, мама сказала: Таня, ключ в двери слышу, срочно на кухню бежим, за штору спрячемся. А надо сказать, расцветка у штор была необыкновенная: бежевый фон, на нём неровные темно-синие пятна , напоминающие грозовые тучи и черные линии внутри темноты , складывающиеся для меня в некоего всадника, мчавшегося на лошади. И конечно, я с радостью убежала за штору и с интересом рассматривала придуманные мной картины с оборотной стороны. Мама дрожала, как осенний лист, старалась не дышать. Я не понимала причины волнения, сквозь ткань я видела папочку, он читал стихи вслух, поедая ужин, приготовленный мамочкой, пил из бутылочки.. А потом случилось интересное: папочка стал бегать по кухне кругами, ругаться на кого-то невидимого и говорить: отойди от меня, спрыгни, кому говорят! Мне так стало интересно, я спросила тихо у мамочки: во что он играет? «Таня, тише, он не играет, он чертей ловит». И помню свою досаду: бабушка то , оказывается, врунишка хитрая, чертей, сказала нет, а сын то её их видит и играет с ними. Хоровод водит.

Про папу и море. Нашла.
Сначала солнце было ослепительно серебряное. И небо цвета голубой плитки, иногда, переходящее в фиолетовый , искрящийся. Через несколько часов я видела только ночь, от яркого света как будто ослепла и Солнце видела Луной, проступающей тенью бледной фарфоровой тарелки. Море Чёрное и Небо стало одним целым, космос, вселенная без границ. Все было именно так, как ты рассказывал. Бесконечность. Ты оставил меня на пляже со словами: «Мне надо отойти с другом по делам, никуда не уходи. Сиди здесь. Ты, слышишь, меня?» Я посмотрела на тебя внимательно и спросила: «Ты точно за мной придёшь, сегодня?» » Конечно, ну, ладно, давай, одна нога здесь , другая там.» Я прождала тебя часов семь, не помню, точно, время остановилось. И благодарна тебе, ты в тот же день дал мне понимание , что время безгранично, там нет секундной стрелки. Ко мне подходил периодически мальчик, сын твоего друга на отдыхе, на двенадцать дней, с которым ты пошел по вашим очень важным делам. Сначала мальчик звал меня пойти пообедать, я ответила лениво, что не голодна и без папы не хожу в столовую. Позже, мальчик решил, что я превратилась в неживого песчаного человека, и пытался меня вывести из состояния, в котором пребывала. Солнце-Луна, море, чёрное небо. Подбегал ко мне, пытался растормошить , пел песни.. Все впустую, мне стало жаль его и я подумала, отреагирую на следующий подход ко мне, с эмоциями, как мама. И, что сказать, совпали мои эмоции и желание мальчика вывести меня из состояния оцепенения задумчивого. Мальчишка притащил живого ужа на длинной палке и пытался меня потрогать этим. Вот тогда у меня началась паника легкая. Я поняла, что мальчик странный. И в этот момент, ты появился , папочка! Как я была тебе рада. Конечно, ты стал ругаться, что меня не было на обеде, и полдник пропустила я , но мне это было неважно, ты был счастлив, сыт и весел.

Однажды, совершенно неожиданно свершилось чудо. У нас был совместный ужин. Папа, мама и Таня. Папа даже поучаствовал в приготовлении. Большим ножом помог маме разрезать кусок мяса. И мы втроем! Первый раз, наверное, все сидели за общим столом, я была счастлива, не могла в это поверить, что никого не надо закрывать в шкаф, никто не пытается поболтаться в петле, нанизав ремень на рожки хрустальной люстры, и Таня ляжет рано спать, как все ее сверстники. И беседа была, и мы были одним целым.. Но это недолго продолжалось, не могли Валентин и Алла больше двадцати минут жить так.. Они не понимали данных вводных в сцене. . И совершенно неожиданно для меня, хотя, о чем я, все ожиданно, мама стала бросать обидные слова папе. Она встала у стены, и говорила, говорила, я смотрела молча в тарелку, отложив приборы. Папа слушал долго, очень долго, и потом резко, в одну секунду он схватил нож и с криком: убью, замахнулся ножом в маму. Я не знаю, как она успела схватить табурет и и поставить щитом перед грудью. Нож вонзился в предмет обихода домашнего и плотно вошел . Это было на уровне Сердца Мамы. И вот тогда у меня случилась истерика, первая за все время моей памяти моих забавных родителей. Я плакала и кричала: «Ненавижу вас! Мама, я боюсь его, слышишь, боюсь! Выгони его, пожалуйста, пусть он уйдет от нас. » И он ушёл, потом, года через три, но это другая история.. Там целый сериал можно было снимать. За сим прощаюсь, спокойных снов.

Не помню, какой год . 95 или 96. Подруга предложила пойти в театр. Спектакль»Псих’. Это было на сцене театра Таганки. Сережа меня отпустил, сказал, так и быть , побуду с сыном. Прекрасный просмотр, невероятные ощущения, первый и последний раз видела, как зрители стояли в очереди, чтобы вручить цветы. Я приехала домой, на улицу Генерала Глаголева. И что я обнаружила , дорогой мой Сергей. Я с трудом открыла дверь , ты спал, свернувшись калачиком, как счастливая дворняжка. С трудом отодвинув тебя, зашла , как мне казалось в нашу квартиру. Запах,. Мерзкий запах..Антон издали закричал, мама, ты пришла, убери там все за папой, очень плохо пахнет.. и я увидела. Прости, Сережа, ты из хорошей семьи, вы часто пытались мне это объяснить. Ты и твоя мама. Анжелика Акоповна. Я из семьи подмосковной, лимитчики , как выразился твой отец, при этом, на нашей свадьбе в струнку вытянулся, когда увидел моего дядю, и тихо переспрашивал, это правда , Танин родственник? Ты, знаешь, Сергей, я не жила в детстве за границей, как ты (пусть и Финляндия), я не ела каждый день икру черного цвета, у меня не было родственников, известных в мире джаза, я не солировала, как ты в детском хоре под управлением Пахмутовой, но я никогда не позволяла себе гадить в коридоре. Никогда. В нашей семье это было не принято.

Он бродил по Москве одинокий, как волк. Улица Горького, он ходил там часами. Его маяком была книжная торговля «из под полы», возле памятника одному князю. Он тратил все деньги на книги, фантастика. Он рассказывал, что , когда проходил между торговцами его счастья , слышал громкий шепот за спиной: Чудак опять пришёл, точно купит все эти странные книги. А он и правда был похож на Чудака. Взгляд одинокий, подчас безумный, одежда, как с чужого плеча, походка раненного зверя. Она порхала по Москве, как бабочка. Легкая, весёлая, бусы, сумочка маленькая. Насыщенная жизнь. Театры, Политехнический, выставки. Изящна, платье, шпильки, улыбка, компании, джаз, вечера, бесконечные прогулки по улице Горького . Они , наверное, часто проходили мимо друг друга. Она посещала столичные рестораны, популярные в то время. Он знал все самые лучшие пивнушки. Он был женат, один день. Она была замужем, один месяц. Их браки растаяли в их сознании. Им казалось, что они обречены на одиночество и счастье прошло стороной. Они встретились в электричке подмосковной, ему 32. Ей 27. Свадьба. Счастье было, но они не были готовы к встрече с ним. Они развязали молниеносную тяжбу друг с другом , междоусобные войны местного значения на тридцати шести квадратных метрах. Я понимала, что это, и наблюдала с громадным интересом, конечно, иногда, ворчала и злилась, что вовлекают меня в свои игры. А сейчас вспоминаю с грустью, такие краски мне подарили, оглядываюсь в детство и вижу Диафильм. Папа на стену крепит белую простыню, мама ругает, что криво опять повесил, он говорит, что этот не главное, включатся диапроектор, гаснет свет и мы смотрим. Все вместе, втроем. И это были минуты счастья. Да, и травмы психологической у меня нет. Ну, это так, если читаться будут иногда странно мои какие-то воспоминания.

«Знание-сила», «Химия и жизнь», «Наука и религия», «Аврора», «Уральский следопыт», «Смена», «Огонёк», «Новый Мир», «Иностранная литература», «Юность», «Человек и закон», «Вокруг света», «Литературная газета», и просто газеты.. море газет, океаны газет.  Названия были разнообразные.  Даже Гудок был. Папа много тратил денег  на это всё. От газет почтовый ящик был вечно беременным. Почтальонам не нравился он.

Am
Пир белых мумий — праздник для всех.
Самое время вспомнить о тех,
D7 Am
Кто двигался с нами, кто был одним из нас.
D7 Am
Кто двигался с нами, кто был одним из нас.
Am
Взгляни на небо еще один раз,
Брось пепел в урны, вспомни сейчас
D7 Am
Всех, кто двигался с нами, кто был одним из нас.
D7 Am
Кто двигался с нами, кто был одним из нас.
Am
Пир белых мумий — хлеб и вода.
По той дороге еще вчера
D7 Am
Я двигался с вами, я был одним из вас.
D7 Am
Я двигался с вами, я был одним из вас.

Пир белых мумий — праздник для всех.
Самое время вспомнить о тех,
Кто двигался с нами, кто был одним из нас.
Кто двигался с нами, кто был одним из нас.

Взгляни на небо еще один раз,
Брось пепел в урны, вспомни сейчас
Всех, кто двигался с нами, кто был одним из нас.
Кто двигался с нами, кто был одним из нас.

Пир белых мумий — хлеб и вода.
По той дороге еще вчера
Я двигался с вами, я был одним из вас.
Я двигался с вами, я был одним из вас.

Leave a comment