Экранизация. Сценарий.

 Ко мне на почту часто приходят письма от писателей. Они присылают свои произведения для экранизации. Но вот беда — эти тексты практически не годятся  для кино.  Они написаны тяжелым языком прошлого века, где масса ненужных подробностей, в которых читатель устает и засыпает. Но даже хорошие тексты нуждаются в сильном исправлении и даже не пахнут словом сценарий. То есть, чтобы сделать из них сценарий, их нужно переписать с нуля. есть ли в этом смысл?
  
постер фильма «Раскольников. Мармеладные облака» (2016), Юлия Ауг — кадр из фильма.

Время изменилось, а писатели — нет.  Нет! Конечно, есть Донна Тартт, есть Пелевин, Лукьяненко. Тексты этих авторов, что называется, бери и снимай. И — снимают по ним фильмы, еще более увеличивая тиражи. Да. Начинающему писателю трудно пробиться в кино со своей повестью или романом, но, по-прежнему,  бестселлеры — это то, что интересно киноиндустрии.

Прежде, чем стать успешным режиссером фестивального кино, я написала несколько книг, первая  («Наркоза не будет»), была переиздана три раза (АиФ-Принт, ЭКСМО, ОЛМА-Пресс), стала бестселлером и призером международного литературного конвента «Роскон-2003». Зачем, вышел фильм «Наркоза не будет» на DVD, в ограниченный прокат и успешно был показан на кинофестивалях и получил призы. В том числе «Киношок — 2007», «Дебоширфест», «Время жить» и др.

Это была хорошая школа. Но я поняла, что этого мало. Что я только в начале пути. Я вдруг поняла, что время долгой, подробной литературы прошло. Скорости поменялись, и читатель хочет смотреть кино, читая книгу. Он хочет видеть, что происходит с героями объемно и ярко. Как это сделать?

С коллегами. Андрей Шемякин, Алексей Герман, Наталья и Елена Лисовские, Александра (Саша) Сашнева.

Я принялась работать над своими умениями. Прочитала несколько книг, посвященных правилам сценарного мастерства и правилам композиции, уже обогащенная опытом своих ошибок, совершенных на фильме «Наркоза не будет».  Честно говоря, я была в ужасе, когда начала монтировать первые сцены. Мне казалось, что из этого невозможно сделать увлекательное кино. Но постепенно я поняла принципы создания кинематографического нарратива, принцип монтажа сцен. Хотя я к этому времени уже сняла несколько клипов, поставила спектакль, который прошел с успехом.

Книги и фильм.

Первое, что я узнала из своего опыта: язык, текст совсем не является главным в создании киноленты. Важнее, что делает герой, как это смонтировано, что видит зритель в кадре. Кино — это монтаж событий.

И если я пишу книгу, которую собирается прочитать современный читатель, я должна строить композицию произведения (повести, рассказа, романа) так, чтобы это был монтаж событий.

Вскоре после этого мне попалась книга «История на миллион долларов» Роберта Макки. И я поняла, что не просто иду в правильном направлении, но сумела найти и кое-что, чего не заметил Макки! Ведь современное кино — это еще и визуальное послание — не менее важно, чем грамотно рассказанная история. Именно визуальное послание завораживает и очаровывает зрителя и… читателя. Почему? Потому что оно обращено прямо в подсознание. Оно не требует усилий, анализа и понимания. Оно эмоционально понятно.

 

Фото со съемкок фильма «Вода в руке» (2018)

Это было второе открытие. Это величайшее открытие для меня. Это моя огромная тайна — как учитывать в написании истории визуальное послание.  Я  была уверенна, что раз уж Макки не отметил этот момент в своей книге, то этого точно никто не знает. Но! С большой радостью я вдруг увидела это совсем недавно в книге Донны Тартт этот прием, который я считала исключительно своим.

На съемках фильма «Раскольников. Мармеладные облака» (2016)

Автор бестселлера «Бойцовский клуб» (англ. Fight Club) Чак Паланик, выпущенный в 1996 году в США издательством «W. W. Norton & Company», стал так же для меня важным учителем в понимании того, как должен быть написан текст, чтобы его захотели поставить в Голливуде.

Я не скажу, что я нашла у Чака Паланика сейчас. Я скажу это тем, кто захочет воспользоваться моим опытом и пройти курс «Экранизация. Сценарий». (fortunaterra(c)yandex.ru с пометкой — курс)

В общем, у меня ушло несколько лет, в течение которых я перекраивала свои старые тексты, снимала короткометражки, записывала идеи для новых фильмов. И постепенно я стала ощущать систему — как и что надо писать, чтобы читатель не только понимал, о чем речь, но и мог это изложить так, чтобы это захватило читателя.

Именно в этот момент ко мне пришел первый ученик, хотя… Нет! Вру. Это был второй ученик. первого ученика я не заметила. Как многие, я думала прежде, что писать — это рассказывать. Красиво, чувственно, осязательно, ритмично, легко на звук — этому я уделяла массу внимания до того, как начала писать кино. Первый мой ученик, которому я отредактировала и помогла написать 14 книг с 2000 года по 2005-й успешно издается и до сих пор — в сериях и персонально. Он уже заработал свой миллион и приобрел все, что положено приобрести успешному писателю.

На премьере «Раскольников. Мармеладные облака» (2016)

Так вот. В 2010-м году у меня появился первый осознанный ученик. С этим учеником мы сделали вот что: у ученика был сюжет, и он хотел это грамотно написать. Мы вместе обсуждали композицию и главы книги, потом он писал главу, и мы разбирали ее с точки зрения стилистики и(!) психологии восприятия текста. У автора не было цели сделать кинороман, но мои наработки, которые я делала для себя, очень пригодились и очень помогли сделать эту книгу яркой, увлекательной и композиционно ясной. По ней можно снять неплохое кино. К сожалению, автор любит писать. И чувствует себя прекрасно и без кино. Издается в толстых журналах, типа «Нового мира», разъезжает по разным странам. Ни в чем себе не отказывает. Почему я не называю имен, скажете вы? А я вам отвечу — не все хотят огласки. А я умею хранить тайны.

Но меня интересует кино. Я не люблю писать. Не люблю сидеть за компом. Мне лень. Съемочная площадка — вот мой мир, где мне хорошо. Именно лень, вкупе с желанием попасть на работу в киноиндустрию, заставила меня разработать дальнейшие правила написания кинотекста. Так, чтобы это было сразу и романом (продать книгу) и сценарием (чтобы это было легко переписать в сценарий).

Так, после двух книг «Наркоза не будет» и «Тайные знаки» (так же несколько раз переизданные), я начала писать «Танго с ветром», в котором применила все найденные технологии, фишки и тайные механизмы воздействия на мозг читателя (для этого я, кстати, прошла обучение на психологическом факультете одного из московских ВУЗов. Это был частный ВУЗ, и в нем подрабатывали преподаватели из всех возможных психфакультетов Москвы — МГУ, Университет МВД и др. Конечно, они приносили с собой ту программу, которую давали на основном месте работы. Это было замечательно и очень полезно.)

На «Танго с ветром» я поднялась достаточно серьезно  и жизнь наградила меня прекрасной долгой поездкой в Израиль, проведенной на холме миллионеров в Зихрон-Якове, путешествием по пустыням, по традиционным туристским местам. Попутно я написала на заказ «Большая игра» (2011) про хоккей для киностудии, которая не успела ничего снять, по каким-то причинам канув в лету, но меня это уже не волновало. Потому что я успела поработать с чудесной Дженни Смитт (американским продюсером и режиссером) и получила от нее отзыв о своей работе: «Ты — настоящий профи! Это очень хороший сценарий». Это было даже больше, чем гонорар — это была уверенность в моих силах.

СМ ДАЛЬШЕ
Я перебралась из Петербурга в Москву, переписала «Танго с ветром» в сценарий и принялась рассылать его по режиссерам, которые искали что-то такое.   На мое послание откликнулась Юлия Колесник.

Юлии понравился «Танго с ветром». И мы стали его двигать дальше. Несколько раз за три года «Танго» пытались поставить. Разные киностудии. «Каро-Продакшн», «Ленфильм», небольшие частные кинокомпании. Но, увы! Пока еще никто не решился. Я за это время сняла 2 фестивальных фильма «Раскольников. мармеладные облака» (2016) (Уралкинофест, Англия, Индия) и «Вода в руке», в них сыграли такие замечательные актеры, как Юлия Ауг, Таня Владимирова, Люсьена Любимова, Инна Коляда, сергей Годин, Александр Городиский и другие. Ну и я тоже сыграла. Я ведь никогда не собиралась стать писателем — много букв, а мне лень. И долгие годы вынужденного писания — это необходимость.

Дао кинотекста наконец-то вошло в мою кровь. И я готова поделиться им за достойную плату.  (fortunaterra(c)yandex.ru с пометкой — курс)

Кадр из фильма «Раскольников. Мармеладные облака» (2016)

Кроме того, я веду актерские курсы и охотно играю в фильмах коллег и в своих работах. Это дает мне не упускать навык написания реплик. Диалогов. Не скажу, что я примерно Тарантино, но все говорят, что мои диалоги очень хороши. И этому я тоже училась долго и терпеливо. В диалогах тоже есть свои секреты.

  • В каких формах я смогу вас научить тому, что знаю сама?
    — Аудиокурс «Как написать литературу, которую захотят экранизировать». (30 000 р)

    — Вы можете начать писать историю, и я буду вашим тайным соавтором-тренером. (12 000 р занятие для большой формы (роман, сценарий полнометражного фильма и т.д.), 15 000 р  занятие — малая форма)
    Занятия только индивидуальные.
    — Мы можем с вами не только написать вашу историю, но и сделать по ней фильм (V.I.P.) — требует рассчета.

Александра (Саша) Сашнева